www.saiga.ru
    

ПРИЛОЖЕНИЕ №4 к докладной депутатам-5.

(Примечание автора. Во избежание обвинений в некорректности, счел своим долгом  указать «адреса» всех приведённых здесь материалов.)

 

В защиту права владеть оружием.

Рональд Рейган (впоследствии Президент США).

Сентябрь 1975 года.

Каждый день газеты и телевидение выплескивают на наши головы леденящие душу истории о кровавых убийствах и мафиозных разборках. Почти каждый день мы читаем о том, что родители в припадке гнева убили своих детей или что дети с необъяснимой жестокостью убили своих родителей. То и дело на страницах газет публикуют репортажи о снайперах-маньяках, терроризирующих район (город, штат). Заголовки новостей пестрят сообщениями о серийных убийцах, террористах, политических убийствах. И во всех этих историях обязательно фигурирует огнестрельное оружие или, во всяком случае, подразумевается, что оно послужило орудием преступления. Следствием подобной хорошо спланированной кампании являются растущие антиружейные настроения в обществе, все более слышимыми являются голоса, требующие полностью запретить продажу оружия, поставить оружие вне закона и изъять оружие во имя общественной безопасности и общественного блага.

Подобные требования объяснимы и понятны. Они звучат из уст людей, искренне пекущихся об общественном благе, людей, озабоченных ростом уровня преступности, людей, считающих, что будто бы введение полного запрета на владение огнестрельным оружием равнозначно полной ликвидации преступности. Многие убеждены, что изъятие огнестрельного оружия из легального оборота само по себе способно обеспечить покой и порядок на улицах.

Меня так же, как и остальных граждан Америки, беспокоит рост преступности, особенно преступности, связанной с насилием. На посту губернатора Калифорнии мне приходилось ежедневно сталкиваться с этой проблемой. Мы изменили законодательство штата, чтобы максимально затруднить людям с криминальным прошлым и страдающим психическими расстройствами легальное приобретение оружия. Мы не так наивны, чтобы полагать, что преступники бросятся сдавать оружие, как только будет объявлено, что ношение оружия является незаконным.

Введение ограничений на легальное приобретение огнестрельного оружия не означает, что преступники не смогут приобрести его иным путем. Главное, чтобы ограничения на право приобретения оружия не коснулись законопослушных граждан, в противном случае они окажутся совершенно беззащитными перед ворами, грабителями и убийцами, вламывающимися в их дома. Может быть, в районах с высоким уровнем преступности следует вооружить домовладельца и продавца магазина, обучить их владению оружием, что станет серьезным предупреждением криминалитету и даст ему понять, что грабить и убивать для них уже не так безопасно.

Наша страна и нация были созданы людьми, применявшими оружие в качестве средства самообороны и для защиты мира. И невольно возникает вопрос, не является ли сегодняшний безудержный рост преступности следствием того, что преступник прекрасно понимает, что у среднестатистической потенциальной жертвы больше нет оружия самообороны.

Никто не знает, какое количество преступлений было совершено лишь потому, что преступник был уверен в том, что ему не дадут отпора. Никто не знает, какое количество преступлений не было совершено лишь потому, что преступники знали, что в магазине есть вооруженная охрана или что владелец магазина умеет обращаться с оружием.

Бороться с преступностью одними только мерами убеждения, смягчением уголовного законодательства или мягкими приговорами бесполезно.  Действенной мерой борьбы с преступностью является страх перед неминуемым наказанием, вплоть до смертной казни, за совершенные преступления.

Я убежден в том, что попытки запретить легальный оборот оружия или изъять его у законопослушных граждан ни в коей мере не являются средством борьбы с преступностью. Мы не в силах ликвидировать преступность как социальное явление, мы не в силах положить конец кровавому насилию, которое творят преступники, независимо от того, вооружены они или нет.

Никто не станет оспаривать непреложную истину, что огнестрельное оружие часто является орудием совершения преступления. Часто, но не всегда. Бывает так, что орудием преступления становится кухонный нож или бейсбольная бита. Но еще никто не требовал запретить их продажу из-за того, что они были использованы преступником.

В мирное время чаще всего люди гибнут в результате дорожно-транспортных происшествий. Но никто не требует поставить под запрет торговлю автомобилями. В случае дорожно-транспортного происшествия, повлекшего за собой смерть человека, мы возлагаем вину за происшедшее на человека, управлявшего автомобилем, а не на сам автомобиль. Мы должны также относиться и к людям, взявшим в руки огнестрельное оружие с преступными намерениями.

Я считаю, что к людям, использовавшим огнестрельное оружие во время совершения преступления, должны применяться самые строгие меры наказания, исключающие даже саму возможность их досрочного освобождения или помилования. Только так мы сможем добиться того, чтобы избавить общество от страданий.

С другой стороны, я призываю вас быть реалистами и не заблуждаться относительно той роли, которую играют в современном обществе тюрьмы.  Тюрьма – это способ изолировать преступника от общества. Неотвратимость наказания должна удерживать хотя бы часть людей от совершения преступлений. В то же время мы не должны рассматривать тюремное заключение как средство и способ перевоспитания. Тюремное заключение не может служить перевоспитанию. Как правило, тюремное заключение чаще всего приводит к обратному результату. Перевоспитать преступников-рецидивистов при помощи тюремного заключения еще никому не удалось.

Но вернемся к теме статьи. Прежде всего, я хотел бы отметить, что отправным пунктом должна стать конституция страны, а также те законы, которые у нас есть, и те, которые нам необходимы. Меня удивляет, сколько людей клянутся в своей верности конституции страны, но при этом с готовностью идут на ее нарушение всякий раз, когда положения конституции мешают им или когда их необходимо обойти. Впрочем, подобные нарушения сплошь и рядом встречаются и в судебных решениях.

Вторая поправка сформулирована очень четко и не дает никаких оснований для ее интерпретации. «Поскольку надлежащим образом организованная милиция необходима для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно ограничиваться».

Те, кто настаивает на лишении американцев этого права, утверждают, что отсутствие организованной милиции само по себе лишает поправку юридической силы. Другие противники второй поправки считают, что наличие ядерного оружия делает бессмысленным предоставление народу права хранить и носить оружие. Следует, что и тот, и другой аргументы ровным счетом ничего не доказывают.

Да, сейчас у нас нет «надлежащим образом организованной милиции», но из этого не следует, что такая милиция не может понадобиться в будущем, возможно даже в ближайшем будущем. Что касается ядерного оружия, то этот аргумент вообще не выдерживает никакой критики. Ни в одном из военных конфликтов, имевших место после окончания Второй мировой войны, ядерное оружие не применялось. Нет абсолютной уверенности в том, что новая мировая война будет ядерной. Эти аргументы не дают ответа на главный вопрос, который звучит следующим образом: должен ли народ иметь право хранить и носить оружие?

Нет никакого сомнения в том, что отцы-основатели полагали, что такое право народу должно быть предоставлено. И у них были на это определенные причины. Они не доверяли правительству. И каждая из десяти поправок является убедительным доказательством этого тезиса. Каждая из десяти поправок ограничивает вмешательство правительства в частную жизнь гражданина в конкретных сферах деятельности. Эти же поправки служат гарантией защиты прав личности от их ущемления правительством.

Вторая поправка дает каждому отдельному гражданину инструмент, позволяющий ему защищать свои интересы от деспотизма государства.  Вдумайтесь в слова «безопасность свободного государства». Особый акцент нужно делать на слове «свободного». Это понятие лежит в основе конституции – свободный народ и свободное государство. Свободное государство означает, что права личности стоят превыше всего. Отцы-основатели прекрасно понимали, на что способно деспотичное правительство.

В Декларации независимости есть такие строки: «Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа». Нет никакого сомнения в том, что первые десять поправок являются «гарантиями безопасности». И одна из основных гарантий – это право хранить и носить оружие.

И сегодня в Америке есть люди, которые полностью полагаются на правительство в вопросе обеспечения безопасности страны и безопасности личности. И когда правительству не удается в полной мере решать этот вопрос, они выступают за расширение властных полномочий правительства. И когда правительству не удается справиться с ростом преступности в рамках полномочий, предоставленных ему конституцией, тогда эти люди требуют еще больше расширить властные полномочия правительства даже за счет попрания конституции. Поступая подобным образом, отказываясь от дарованного им конституцией права владеть и носить оружие, они перекладывают заботу об обеспечении собственной безопасности на правительство, которое во все времена являлось главным источником деспотизма.

Лорд Эктон сказал, что власть развращает. В таком случае, чем больше властных полномочий мы предоставим правительству, тем более развращенным оно будет. А если мы согласимся с тем, что правительство должно лишить нас права владеть оружием, тем самым мы сами лишим себя средства борьбы с развращенной властью. Поступая подобным образом, мы добьемся лишь одного – нашего полного подчинения власти. Когда диктаторы захватывают власть, первым делом они проводят конфискацию оружия. Подобная мера значительно облегчает работу тайной полиции, а, кроме того, власти гораздо легче навязать свою волю народу.

Я уверен в том, что лидеры нашей страны руководствуются исключительно соображениями, направленными на благо и процветание нашей великой страны. Я абсолютно уверен в том, что никто из них не вынашивает планов установления диктатуры. Но это вовсе не означает, что положение не может измениться. Любая нация, а мы не являемся исключением, делегировавшая властные полномочия группе избранных лиц, внутренне всегда готова встретить с распростертыми объятиями «освободителя на белом коне». Однако тот факт, что общество не безоружно, а, следовательно, не беспомощно, является мощным сдерживающим фактором, предохраняющим нас от появления подобного «освободителя» или любого иного, стремящегося захватить власть незаконным путем.

В свое время говорили, что Господь Бог создал человека, а «кольт» уравнял их права и возможности. Помимо этого, огнестрельное оружие служит дополнительной гарантией и еще одним напоминанием, что народ и правительство равноправны. И это напоминание приобретает особую актуальность тогда, когда правительство забывает, что оно должно служить избравшему его народу, а не управлять им. Когда король Англии забыл об этом, североамериканские колонии восстали. И мы, американцы, обрели конституцию, смысл и содержание которой заключаются в том, что люди должны быть свободными. Если мы поступимся частью конституции, тем самым мы сами лишим себя части дарованных нам прав. И нет никакой гарантии, что через какое-то время мы не лишимся всех прав и свобод.

Я не думаю, что мы готовы пойти на столь рискованный шаг. Я верю в то, что право гражданина хранить и носить оружие не должно и не может ущемляться, если только мы хотим, чтобы Америка и впредь оставалась страной, где высшей ценностью являются права и свободы личности.

Источники: журнал «Охота и рыбалка. ХХI век», № 5, 2004 год.

http://www.mk.ru/numbers/1051/article30067.htm

(Примечание автора. Даже полученное Р. Рейганом ранение, не повлияло на его мнение относительно прав граждан на владение огнестрельным оружием. Его родственники, выступали за запрет на ношение гражданскими лицами пистолетов и револьверов, это правда, но он сам – никогда.)

Общество трусов.

Джеффри Р. Снайдер

(осень 1993)

Наше Общество, пожалуй, как ни одно другое в истории человечества, исповедует принцип уважения к личности. Вся наша массовая культура - от журналов мод до кинематографа - превозносит особую ценность отдельной личности и поощряет, оригинальность, независимость в суждениях и свободу самоопределения. Этот энтузиазм отражается в господствующем сейчас мнении, что помощь другим влечёт возрастание чувства «самооценки»; что если человек высоко оценивает себя, он будет счастливым, успешным и, что не очень понятно, ответственным членом общества.

И все же, в то время как людей поощряют упиваться своей индивидуальностью и самоценностью, СМИ и власти непрерывно советуют нам, что перед лицом смертельной угрозы мы не должны сопротивляться. Если на вас напал грабитель, нужно просто отдать ему всё, что он хочет. Если речь идет об изнасиловании, дискуссия сводится к разговорам о том, как женщина может изменить своё поведение, чтобы снизить риск изнасилования, и к обсуждению различных смехотворных «средств защиты», которые она может носить с собой, вроде полицейского свистка, ключей от квартиры, дубинки, или такого внушающего ужас оружия, как сотовый телефон.

Да как такое в принципе возможно? Как человек, так высоко оценивающий свою личность, может не реагировать на оскорбление, которым, безусловно, является посягательство преступника на его свободу, жизнь и имущество? Как может человек, считающий свободу самоопределения основой своего достоинства, согласиться с тем, что его насильственно лишают этого самого самоопределения? Каким образом он может тихо, спокойно с чувством собственного достоинства отказаться от сопротивления?

Разумеется, предполагается, что тут нет никакого противоречия. Совет «не противодействовать преступному посягательству, а просто отдать свои вещи» основывается на утверждении, что жизнь является высшей ценностью, и что никакое имущество не стоит жизни. Оставим в стороне возмутительность предположения, что с преступником, представляющим смертельную угрозу, следует обращаться так, как будто бы между преступником и жертвой существует некий новый общественный договор: «Я вас не трону и не убью, если вы отдадите мне то, что я хочу». Феминистки много лет объясняли людям, что изнасилование связано не столько с удовлетворением сексуальных потребностей насильника, сколько с его желанием подчинить и разрушить личность жертвы. Вероятно, кто-то должен сообщить властям и СМИ, что похищение и захват людей, грабёж и вооруженное нападение - это посягательства не столько на собственность, сколько на личность.

Преступление - не только полное отрицание общественного договора, но и насилие над личностью и достоинством жертвы. Если достоинство человека состоит в том, что он является наделенным разумом и моральными принципами существом, добровольно вступающим в свободное взаимодействие с другими, то преступление всегда есть посягательство на человеческое достоинство. Фактически, преступление - это акт порабощения. Ваш бумажник, кошелек, или автомобиль не могут стоить дороже вашей жизни, но ваше достоинство может; а если оно не стоит того, чтобы за него бороться, то вряд ли оно вообще у вас есть.

Дар жизни. Хотя современному человеку трудно представить себе это, некогда существовало всеобщее убеждение, что человеческая жизнь есть Дар Божий. И не защищать её в минуты опасности означает презирать этот дар. Человек, который так поступает - трус, он нарушает свои обязательства перед обществом. В одной проповеди, которая была произнесена в 1747 году в Филадельфии, отказ от сопротивления преступнику приравнивался к греху самоубийства:

«Тот, кто позволяет забрать свою жизнь тому, у кого для этого нет власти, и не противостоит насильнику, повинен в грехе самоубийства, ибо Господь повелел ему стремиться продлить дни свои, и само естество учит каждое творение защищаться».

Сегодня «трусость», «уважение к себе» и «чувство собственного достоинства» в значительной степени исчезли из публичных дискуссий. Взамен «достоинства» нам предлагается «высокая самооценка». «Уважение к себе» предполагает, что у человека есть моральные принципы, в соответствии с которыми он себя оценивает. «Самооценка» просто измеряет, насколько человек удовлетворён собой. Раньше мерой «достоинства» были самообладание и сила духа человека перед лицом превратностей жизни и враждебности других людей. Теперь же представления о достоинстве изменились. «Достоинство» требует, чтобы мы избегали любых конфликтов, поскольку, вероятно, наша драгоценная личность не в состоянии пережить даже словесных оскорблений. Это - яркое свидетельство слабости характера современного человека и его душевной пустоты. Невозможно говорить о проблеме преступности, не говоря о моральной ответственности жертвы. Преступники бесчинствуют, потому что мы, законопослушные граждане, потворствуем им, ищем для них оправдания, подчиняемся им. Мы разрешаем и поощряем преступность, потому что мы не сопротивляемся преступникам «здесь-и-сейчас». Преступность растет не потому, что у нас не хватает тюрем, судьи и обвинители слишком мягки, а инициатива полиции скована абсурдными инструкциями. Причина - в отношении общества к преступности. Мы - общество трусов и слабаков.

Пока вам везло. В 1991 году, когда министр юстиции и генеральный прокурор Ричард Торнберг опубликовал ежегодные данные ФБР по статистике преступлений, он сказал, что у человека больше вероятность стать жертвой насильственного преступления, чем попасть в автомобильную аварию. Несмотря на это, большинство людей охотно верит, что существование полиции освобождает их от ответственности в том смысле, что им не нужно заботиться о самозащите. Полицейские, однако - не персональные телохранители. Их роль - в том, чтобы сдерживать преступность фактом своего существования и ловить преступников после совершения преступления. Суды неоднократно подтверждали, что в обязанности полиции не входит защита конкретного гражданина от конкретного преступления. Вы не можете подать на полицию в суд за то, что она не смогла защитить вас от преступников.

Полиция действительно внушает ужас преступникам, поэтому преступники не совершают преступлений там, где есть полицейские. К сожалению, из этого следует то, что если вы станете объектом внимания преступников, полицейских рядом не будет.

Если вы станете жертвой ограбления или изнасилования, вы обнаружите, что вызвать полицию в то время, когда вас грабят, в течение этого процесса очень сложно, даже если у вас с собой сотовый телефон. Тем не менее, вам, возможно, интересно будет узнать, сколько времени в среднем проходит до появления полиции. Согласно статистике министерства юстиции за 1991 год, полицейским удавалось прибыть на место насильственного преступления не позже, чем через 5 минут, только в 28% случаев от всех вызовов. Мнение, что защита полиции - это своего рода услуга, которую можно заказать по телефону и получить своевременно, ошибочно. Как говорят владельцы оружия: «Вызовите полицию, скорую и доставку пиццы. Посмотрите, кто приедет первым!».

Многие люди «решают» для себя проблему преступности, убеждая себя, что они живут, работают и перемещаются только в «безопасных местах». И каждый раз они бывают сильно удивлены, когда оказывается, что преступникам наплевать на эти правила и наплевать на вымышленные границы. Если же вы всё-таки осознаете, что преступление может произойти где угодно и когда угодно, и если понимаете, что можете быть искалечены или смертельно ранены за какие-то секунды, тогда, возможно, вам стоит задуматься, следует ли вверять вашу безопасность в чужие руки.

Власть и ответственность. Стоит ли ваша жизнь того, чтобы её защищать? Если да, то кто несёт за это ответственность? Если вы считаете, что полиция, вы не только ошибаетесь - поскольку суды считают иначе - вы занимаете морально сомнительную позицию. Как вы можете требовать от другого человека рисковать собственной жизнью, чтобы защитить вашу? Потому что это его работа, и он получает за это зарплату? Потому что ваша жизнь бесценна, а зарплата полицейского $30 000 в год? Если вы сами считаете, что отражать нападение преступника с помощью летального оружия неправильно, как вы можете требовать от другого человека, чтобы он сделал это вместо вас? Вы верите в то, что вам запрещено защищать себя, потому что полиция более квалифицирована, потому что они - профессионалы, а вы - несчастный «любитель»? Да бросьте! Это всё равно, что верить в то, что только концертирующие пианисты имеют право играть на пианино и только профессиональным спортсменам разрешено заниматься спортом. Какие такие особые качества есть у полицейских, которых нет у нас, простых смертных?

Тот, кто ценит свою жизнь и принимает на себя ответственность за свою семью и своих близких, должен позаботиться о способах сопротивления, и быть в состоянии принять ответные меры в случае, если ему и его близким угрожает смертельная опасность. Такой человек никогда не будет полагаться исключительно на других в вопросах личной безопасности или считать, что достаточно вести себя осторожно и избегать «опасных мест». Скажем прямо: ответственный человек должен иметь оружие и уметь с ним обращаться, чтобы защитить себя при столкновении со смертельной опасностью.

К счастью, имеется такое оружие для защиты жизни и свободы, которым может пользоваться практически любой человек. Это пистолет. Небольшой и достаточно лёгкий, чтобы можно было его носить; смертельный, но в отличие от ножа или меча, не требующий большого навыка или силы, это воистину «великий уравнитель». Требующий лишь координации руки-и-глаза и немного самообладания в стрессовой ситуации, он может быть эффективно использован и престарелым, и слабым против молодого и сильного, и одним против многих. Пистолет - это единственное оружие, которое даст одинокой девушке шанс дать отпор банде насильников, учителю - защитить детей на перемене от сумасшедшего, собирающегося устроить резню в школе, семье туристов - защититься на станции метро от малолеток, вооружённых бритвами и ножами. Но, поскольку мы живём в обществе, которое в большинстве против свободного ношения оружия, мы оказываемся в центре Большой Американской Войны с Оружием. Борьба с гражданским оружием - вот одно из наиболее заметных полей битвы среди текущих культурных баталий. Примечательно, то малодушие, которое проявили в этой битве представители нашей «консервативной элиты». Фактически, они уже признали моральную правоту оппонентов из числа сторонников ограничения оружия.

Столпы консервативного истэблишмента Уильям Ф. Бакли и Патрик Бьюкенен стараются не затрагивать эту тему. Многие видные республиканцы - за драконовский контроль. Глава департамента по борьбе с наркотиками Уильям Беннет посоветовал президенту Бушу-старшему запретить «наступательное оружие». Джордж Вилл рекомендовал отменить Вторую Поправку (гарантирует право каждому гражданину США иметь оружие), а Джек Кемп выступает за запрет на владение полуавтоматическим «наступательным» оружием. Битва за право на оружие ведётся преимущественно простыми людьми. Убеждения наших элит, как либеральной, так и консервативной, фактически содействуют росту преступности в обществе.

Преступность и контроль за оружием. С любой здравой точки зрения, практически все предложения ограничить право граждан на владение и ношение оружие - чушь. Законопроект Бреди, будь он принят, не помешал бы Джону Хинкли добыть оружие и выстрелить в президента Рейгана. Хинкли купил оружие за пять месяцев до покушения, и его медицинские проблемы никак не повлияли на выданное полицией разрешение, т.к. медицинские данные являются конфиденциальными. Точно так же, в Калифорнии длительный период ожидания до получения оружия на руки и проверка биографии не помешали Патрику Парди купить «наступательную» винтовку и пистолеты, которыми он убил школьников в Стоктоне, ведь до этого он не был признан виновным в совершении уголовных преступлений, что могло бы послужить основанием для отказа в продаже ему оружия. Его предыдущие правонарушения квалифицировались не как уголовные преступления, а как проступки.

В середине шестидесятых появилась социальная реклама, нацеленная на владельцев автомобилей - для предупреждения угонов. Суть рекламной кампании состояла в том, чтобы побудить владельцев не оставлять ключей в салонах. Лозунг был «не помогайте хорошему парню стать плохим». Идея была в том, что, оставляя ключи в машине, нормальный, законопослушный владелец подталкивает других на правонарушения; других, которые были бы «хорошими», не введи он их во искушение. В то время у людей было достаточно здравого смысла, чтобы рассудить, кто и за чьё поведение должен отвечать. Эта рекламная акция успешно привела в бешенство значительную часть аудитории и была вскоре прекращена. Практически все меры по ограничению права на владение и распоряжение оружием предлагаемые Handgun Control, Inc. (HCI - лобби противников гражданского оружия) и другими опираются на похожие представления. Они основаны на убеждении, что законопослушные владельцы оружия в Америке есть источник всех проблем. «Своим бессовестным желанием владеть оружием они создают общество, наводнённое пистолетами, тем самым, помогая «хорошим мальчикам» стать «плохими», а плохим мальчикам стать ещё хуже.». Естественно, что перекладывание моральной вины за насильственные преступления на плечи законопослушных граждан и скрытое оправдание преступников возмущает честных владельцев оружия. В материалах HCI и прочих выступающих за ограничение права на владение и распоряжение оружием организаций полно предложений ограничить доступность полуавтоматического и другого огнестрельного оружия для законопослушных граждан и напрочь отсутствуют предложения по пресечению насильственных преступлений и наказанию преступников. Глупо ожидать, что предложения HCI или законы об ужесточении контроля над гражданским оружием существенно обуздают преступность. По данным департамента юстиции и бюро по контролю за спиртными напитками, тачными изделиями и оружием (BATF), 90% тяжких преступлений совершаются без пистолета, 93% оружия преступники приобретают незаконным путём, минуя все контролирующие учреждения. Кроме того, число насильственных преступлений ничтожно по сравнению с количеством гражданского оружия в Америке. По оценке BATF, в стране 200 миллионов единиц огнестрельного оружия, около трети - пистолеты. Когда оружия так много, его всегда будет достаточно для желающих использовать его в преступных целях, независимо от строгости запретов и суровости наказания за нарушение. На самом деле предложения HCI и других организаций по ограничению права на владение и распоряжение оружием не нацелены на ограничение преступности. Здесь дело в другом.

Тирания элиты. Ограничение права граждан на владение и распоряжение оружием - это моральный крестовый поход против «отсталого, темного населения». Об этом свидетельствует не только явная неэффективность предлагаемых ограничений для предотвращения преступлений, и не только то что ограничиваются права законопослушных граждан, а не преступников, но и та ненависть которую сторонники ограничений испытывают к владельцам оружия и их мерзкому орудию, NRA (National Rifle Association - Национальная Ружейная Ассоциация). Владельцы оружия обычно изображаются как необразованные, параноидальные жлобы, маньяки, склонные к насилию. Именно они выступают против гражданских свобод. Именно они больше всех нуждаются в просвещении и перевоспитании в социально-демократическом духе. В этой связи очень типично высказывание губернатора штата Нью-Йорк Марио Куомо. По его мнению, владельцы оружия - это «охотники, которые дуют пиво, не ходят на выборы, и врут своим женам, где они шлялись все выходные». Национальной Ружейной Ассоциации тоже достается. Сенатор Эдвард Кеннеди назвал её «лучшим другом драг-дилера». Карикатуристы издеваются над сторонниками NRA за то, что они якобы выступают за право детей носить оружие в школу. В целом, пресса придерживается мнения, что NRA выступает за Богом данное право человека по желанию отстреливать кого угодно.

Этот стереотип, конечно, ложный. Криминолог и конституционный адвокат Дон Б. Катес, и бывший сотрудник HCI доктор Патриция Харрис отмечают: «исследования последовательно показывают, что в среднем владельцы оружия лучше образованы и имеют более престижную работу, чем те, кто не владеет оружием...». Последние исследования показывают, что владельцы оружия в большей степени, чем остальные группы населения, осуждают жестокость полицейских, насилие над инакомыслящими и т.п.

Консерваторы должны понять, что неприязнь левых к владельцам оружия проистекает из их веры в утопию «идеального государства». Лучшее описание этой утопии дал Платон в «Республике». В этой работе Платон утверждает, что абсолютно справедливым является то общество, где невооруженные люди проявляют добродетель, занимаясь каждый своим делом, то есть, выполняя предписанные им государством функции, в то время как правящая элита царей-философов (которая находится над законом и под охраной абсолютно лояльной армии) управляет, планирует и контролирует общество, опираясь на мифологию, которая скрывает и оправдывает тоталитарные манипуляции.

Жизнь без оружия. Когда журналист Карл Роувэн проповедует ограничение оружия, но сам использует его для защиты своего дома, когда губернатор Мэриленда Уильям Дональд Шэфер год за годом пытается запретить полуавтоматическое «оружие нападения», чьё единственное предназначение, как нам говорят, «убивать людей», а сам в это время передвигается в сопровождении полиции штата, вооружённой внушительными девятимиллиметровыми полуавтоматическими пистолетами - это не просто лицемерие. Это проявление особого склада ума, свойственного всем высшим существам, которые взвалили на свои плечи тяжкое бремя просвещения диких масс и которые полагают, как наши конгрессмены, что законы писаны для других. Представители левой элиты знают, что они и есть цари-философы. Они знают, что людям нельзя доверять; что люди неспособны к честному и справедливому самоуправлению; что оставленное без присмотра общество будет расистским, в нем будут угнетать женщин и п

"FONT-SIZE: 8pt; mso-bidi-font-size: 10.0pt">Что произойдет, если Нью-Йорк, который сейчас разрешает приобретать оружие только тем, кто докажет чрезвычайную необходимость этого, введет право на ношение огнестрельного оружия? Экстраполируя результаты своего исследования, д-р Лотт утверждает, что через пять лет после либерализации оружейного законодательства в городе ежегодно будет меньше на 100 убийств, 300 изнасилований, 1000 разбойных нападений и 9000 ограблений. «Больше всех выигрывают от введения права на ношение оружия жители неблагополучных в криминальном отношении районов, особенно женщины, - считает профессор. - Женщина, не оказывающая активного сопротивления преступному нападению, гораздо больше рискует пострадать. Напротив, одна только угроза применить оружие может быть для нее спасительной».

Д-р Лотт убежден, что узаконенное право на ношение оружия значительно сокращает вероятность возникновения перестрелок в людных местах. Он отмечает, что запретительные законы, существующие в Денвере (штат Колорадо) и прилегающих районах, не предотвратили массовой бойни, учиненной двумя подростками в средней школе в Литлтоне. Одновременно он приводит примеры того, как вооруженные граждане в штатах Миссисипи и Пенсильвания сумели остановить школьников при попытке открыть стрельбу.

По данным д-р Лотта, «как только тот или иной штат снимает запрет на ношение огнестрельного оружия, число случаев стрельбы с многочисленными жертвами сокращается на 84%, причем в оставшихся 16% инцидентов становится меньше смертельно раненых. Если кто-то открывает огонь в людном месте, он будет скорее обезврежен, если у кого-нибудь в толпе будет пистолет».

Профессор, конечно же, против продажи оружия школьникам, однако считает ошибкой принятие Конгрессом в 1995 году закона, запрещающего вооруженным взрослым находиться ближе, чем в 1000 футах от школ: «Нами руководит стремление создать более безопасную среду для наших детей, однако наши действия создают благоприятную среду как раз для тех, кто хочет причинить им зло».

В университетских кругах исследование Лотта вызвало жаркую дискуссию. Гэри Клек из университета Флориды считает его книгу «обязательным чтением для всех, кто непредвзято подходит к проблеме контроля над оружием». Вместе с тем он высказывает мнение, что снижение уровня преступности после либерализации торговли оружием может быть вызвано и другими, пока неизвестными факторами.

За пределами университетов некоторые общественные организации, выступающие за запрет огнестрельного оружия, пошли на отчаянный шаг и распространили ряд фальшивок, обвиняющих Лотта в том, что он принимал финансовую помощь от производителей вооружений. И, что уж совсем удивительно, Джон Лотт утверждает, что начал получать от «пацифистов» угрозы расправы.

«Я совсем не ожидал такого резонанса, - говорит он, - хотя я понимаю, почему люди инстинктивно стараются избавиться от оружия. Оружие может принести много зла, но оружие может помочь остановить зло и спасти тысячи жизней».

Источник: http://www.vechny.com/new_york/ny061699.htm

 

«Мировая война против оружия».

Таня Метакса (США).

С началом второго срока правления администрации Клинтона – Гора стало намного яснее, чем когда-либо раньше, что антиоружейные акции не имеют никаких границ.

В Великобритании волна общенациональной истерии, вероятно, приведет к полному запрету пистолетов и револьверов. В Австралии владельцы оружия уже сдают свое оружие для уничтожения. В Организации Объединенных Наций структуры, занимающиеся предотвращением преступности, а также те, которые занимаются проблемами разоружения, изучают вопросы контроля за оружием на международном уровне (в том числе и за оружием находящимся в частном владении).

Не остается в стороне и администрация Клинтона – Гора. Бывший посол США в Японии, в прошлом вице – президент (и кандидат в Президенты) Уолтер Мондейл в вопросах, касающихся оружия, поддерживал линию Японии. В одном из выступлений он сказал, что «…ограничение использования оружия как источника ненужного кровопролития явно недостаточно, это уже не только внутреннее дело государства.… Это подрывает наш моральный авторитет».

Тем временем чиновники, ведающие внешней торговлей в администрации Клинтона, продолжают подталкивать другие страны к принятию русского варианта «соглашения о добровольном ограничении импорта оружия», блокируя тем самым экспорт их огнестрельного оружия в Соединенные Штаты.

Что же делает Национальная Стрелковая Ассоциация (NRA), чтобы остановить антиоружейную деятельность в мировом масштабе?

Олицетворяя уникальную свободу американского владельца оружия и борясь за наше прирожденное национальное право владеть оружием и для того, чтобы информировать членов NRA о деятельности ООН, NRA добилась от ООН аккредитации в качестве неправительственной организации. В отличие от Конгресса США и законодательных собраний штатов, где вы, как частное лицо, имеете возможность встретиться с законодателями, присутствовать на слушаниях и наблюдать за дебатами, за деятельностью ООН могут наблюдать только государственные и аккредитованные неправительственные организации.

Некоторые полагают, что такая деятельность NRA незаконна. Представитель Колумбии в комиссии ООН по разоружению задал вопрос: «Почему NRA вмешивается в международные проблемы?»

Но когда один сторонник разоружения стирает границы между охотой, грабежом и убийством, говоря, что охота является частью «культуры жестокости», NRA должна вмешаться. Когда другой призывает к «совершенствованию внутреннего контроля над оружием» как к главной мере для установления контроля за продажей оружия нежелательным странам, террористам и нарушителям Закона, NRA должна действовать. И когда в Австралии и Великобритании, странах, где некогда существовали традиции владения оружием, конфискуют оружие, члены NRA должны стать плечом к плечу в защиту Второй поправки к Конституции США (поправка, разрешающая гражданам США владение оружием).

(Примечание. Таня Метакса возглавляет Институт правовых акций NRA. На встрече в Лас-Вегасе, во время SHOT Show – 97, Таня Метакса избрана председателем оргкомитета «Всемирного Форума за будущее стрелкового спорта и охоты»).

Кейт Тидсуэлл (Австралия).

В настоящее время в Австралии запрещено все самозарядное длинное оружие, включая оружие калибра 5,6 мм, а также все гладкоствольные ружья с перезаряжением подвижным цевьем.

Легальные владельцы оружия не думали, что такое когда-нибудь произойдет. Это надо помнить тем, кто не верит в то, что регистрация оружия предшествует его конфискации. Одно следует за другим с той же неизбежностью, как ночь за днем.

Первый, и самый большой урок из этого – то, что в обсуждении этого вопроса не принимались во внимание доводы разума. Властям не удалось найти ни одну страну в мире, где бы ужесточение оружейного законодательства снизило уровень преступности. Не было ни настоящих дебатов, ни консультаций с владельцами оружия. Бюрократы скрыли информацию от общественности и использовали пропаганду дамочек из американских центров контроля заболеваемости. Они даже ввели в заблуждение высокопоставленных правительственных чиновников. Работы независимых исследователей не использовались.

Второй урок – политиков всегда надо считать безнравственными. Были нарушены многие соглашения, и власть федерального правительства была использована для того, чтобы подмять правительства штатов. Краеугольным камнем австралийской политики является автономия штатов. Но штатам, которые отказывались поддержать волю федерального правительства, угрожали крупными финансовыми карами.

В – третьих, средства массовой информации всегда будут противниками владения огнестрельным оружием (поддерживая в этом вопросе правительственных чиновников – бюрократов). Это война эмоций, а не фактов.

И даже сейчас, огромная масса владельцев оружия, которая использует винтовку калибра 5,6 мм от случая к случаю, не знает, как повлияют на них новые правила, требующие, чтобы они доказали «подлинную потребность» в оружии. Центральное правительство Австралии решило искоренить частное владение оружием. Но это палка о двух концах.

(Примечание. Кейт Тидсуэлл является исполнительным директором национальной Ассоциации спортивной стрельбы Австралии и издателем журнала «Australian Shooters Journal»).

Стивен У. Кендрик (Великобритания).

Когда психически ненормальный Томас Гамильтон предпринял закончившееся жертвами нападение на школьников и их учителя в Данблэйне (Шотландия), британские владельцы оружия знали, что решение правительства будет драконовским. Но мы не думали, что они будут настолько жестокими, как настоящее положение: запрет на все пистолеты и револьверы, за исключением образцов калибра 5,6 мм и антикварного оружия; владельцам антикварного оружия будет запрещено иметь боеприпасы; владельцы оружия калибра 5,6 мм должны будут хранить его в клубах. Все оставшееся должно быть конфисковано и уничтожено или продано за рубеж. Компенсация будет минимальной. Продажа оружия по почтовому заказу (разрешенная в настоящее время в Великобритании) должна быть запрещена, процедуры лицензирования должны стать еще более усложненными, чем сейчас. Будут запрещены также патроны с экспансивными пулями.

Мы были удивлены реакцией правительства. Почему? Потому что в первом публичном докладе о расследовании данблэйнского дела член Палаты лордов Каллэн пришел к такому заключению: «Я не думаю, что запрет пистолетов для спортивной стрельбы или закрытие стрелковых клубов были бы оправданы».

Сопоставляя это с ошибками, допущенными полицией, трудностями в расследовании дела об убийстве в Данблэйне и результатами парламентского расследования, которое считает, что запрет пистолетов и револьверов был бы неразумным, самое худшее, что мы видели в перспективе – требование держать оружие в разобранном виде с хранением наиболее важного компонента в стрелковом клубе. (Заметим, что согласно правительственной статистике 93% всех преступлений с применением короткого оружия в Англии и Уэльсе совершается с незарегистрированным законно оружием).

Но против нас – истерия, поднятая прессой, в сочетании с между партийными склоками в год выборов. Лейбористская партия намерена даже идти еще дальше и запрещать все пистолеты и револьверы, реплики огнестрельного оружия и охолощенное трофейное оружие, а также потребовать лицензирования пневматического оружия малой мощности.

Каков же урок для американских владельцев оружия? Не сомневаться в том, что единственное чего боятся политики, это своих избирателей перед выборами. Пользуйтесь этим всегда, и используйте это правильно.

(Примечание. Стивен У. Кендрик является экспертом по короткому огнестрельному оружию и оружейному законодательству. Его мнение было включено в доклад комитета по внутренним делам о владении коротким оружием и расследовании Данблэйнского дела.).

Источник: журнал «American Rifleman», 1997 г. №2

(Примечание автора. Активное сопротивление руководящих функционеров NRA воплощению идеи о необходимости регистрации, на федеральном уровне, огнестрельного оружия, находящегося в легальном владении граждан, и якобы выполняющих при этом волю членов Организации, можно квалифицировать как умышленное препятствование осуществлению Правосудия. Случай с «вашингтонским снайпером», в очередной раз подтверждает необходимость данной регистрации, причем с обязательным созданием Федеральной пуле-гильзотеки. Преступниками винтовка была приобретена легально и при наличии современных информационных технологий, в течение полутора-двух часов, после получения экспертами-балистиками пули поразившей первую жертву, она (винтовка) была бы установлена, а, следовательно, был бы «вычислен» и подозреваемый в совершении преступления. Однако даже в столь драматический период лоббист от NRA в Конгрессе США, заявлял о невозможности общенациональной регистрации оружия. Данная позиция не корректна и с точки зрения Конституции. При безусловных правах граждан, обеспеченных 2 Поправкой к Конституции США, обязанности Государства по обеспечению исполнения и защите прав граждан следует считать приоритетными. Регистрация оружия и является таким приоритетом. Другое дело в существующих в федеральном законодательстве США ограничениях на право владения отдельными типами и моделями оружия гражданами. Их, ограничения, нельзя рассматривать как государственный приоритет. Пистолет с емкостью магазина 10 патронов не является менее опасным для Общества, чем тот же пистолет с емкостью магазина 15-18 патронов. Оружие с автоматическим режимом ведения огня также не является особо опасным, весь вопрос в квалификации владельца. К тому же, ответственность за причинение вреда третьим лицам несет владелиц оружия и, при этом, не важно из какого типа оружия был причинен этот вред. Что же касается тезиса о том, что гражданам – избирателям, следует внимательно относиться к кандидатам балотирущимся в Парламент, то  с ним следует согласиться.)

 

Доказанный успех

или почему средства массовой информации не посещают Кеннесоу?

Чак Болдуин

«Нью Америкэн Мэгэзин» напоминает, что 25-ого марта отметило 16-ую годовщину постановление городского управления г. Кеннесоу (Джорджия), обязывающее глав домашних хозяйств (с некоторыми исключениями), держать, по крайней мере, одну единицу огнестрельного оружия в их домах. Население города увеличилось с 5 000 в 1980 до 13 000 в 1996 году. За это время в городе произошло только три убийства: два при помощи ножей (1984 и 1987) и одно с использованием огнестрельного оружия (1997).

«После того, как закон вступил в силу в 1982 году, количество преступлений против личности сократилось на 74% по сравнению с 1981 годом, а в 1983 еще на 45 % по сравнению с 1982-м, и, с тех пор, остается впечатляюще низким. В дополнение к почти отсутствующим убийствам, число вооруженных грабежей, краж с проникновением в жилище, краж имущества и изнасилований составило в 1998 году, соответственно, 1.69, 31.63, 19.75, и 2.00 (в расчете на 100 000 жителей)».

Учитывая то внимание, которое уделяется вопросам легального владения оружием в последнее время, Вы можете подумать, что город, требующий от своих жителей обязательного владения оружием, является просто местом паломничества для многочисленных журналистов. Вовсе нет! Я не могу припомнить публикацию в ведущих СМИ, даже хотя бы упоминающую Кеннесоу. Почему?

Причина очевидна. Пример Кеннесоу доказывает, что присутствие огнестрельного оружия действительно повышает уровень общественного порядка и безопасности. А это - не то послание, которое хотят донести до нас СМИ. Они хотят, чтобы мы полагали, что оружие – это абсолютное зло и главная причина насилия. Факты же твердят о другом.

Еще интереснее то, что уровень преступности в Кеннесоу снизился только от осознания того простого факта, что все городское общество вооружено. «Плохие парни» даже не провоцировали граждан использовать оружие. Одно только знание того, что гражданин вооружен, заставляло преступников искать другие, более легкие цели. Большинство преступников не склонно к суициду и не имеет желания быть убитым. В моей собственной семье было два случая, когда присутствие пистолета предотвращало потенциальные неприятности. В обоих случаях оружие не направлялось в человека и выстрел не производился. В обоих случаях «плохие парни» отказались от преступных намерений, решив реализовать свои амбиции в другом месте, и мои близкие не пострадали. Только Бог знает, что произошло бы, не будь под рукой огнестрельного оружия.

Да, иногда несчастные случаи с оружием происходят. Однако гораздо больше несчастных случаев происходит с автотранспортом, самолетами, в душе, в ванной, на заднем дворе собственного дома, на водоемах… Не будем забывать, что свобода – вообще дело рискованное. Свобода позволяет людям делать ошибки, но альтернатива свободе еще хуже.

Один провинциальный газетчик сказал, что другие нации свободны без того, чтобы обладать огнестрельным оружием. Он не в состоянии увидеть очевидное – люди, не обладающие свободой во владении оружием – не свободны. Много людей живут всю жизнь, так и не прожив ни дня в реальной свободе. И, хотя я уверен, что есть те, кто охотно выберут жизнь без свободы, я также уверен – некоторые из нас предпочитают умереть свободными, нежели жить в рабстве.

Источник: http://www.godspath.com/News/Pages/mandatory_gun_law.htm

 

Из американской телеконференции.

1. Запреты на владение оружием приносят плоды, именно поэтому в Нью-Йорке, Вашингтоне и Чикаго полицейским необходимо оружие.

2. Низкий уровень убийств 69 на 100 тыс. населения в Вашингтоне обусловлен строгим контролем за оружием, в то время как высокий уровень 9 на 100 тыс. в Индианаполисе - следствие отсутствия надлежащего контроля.

3. Статистика, показывающая высокий уровень убийств, диктует необходимость контроля за оружием, в то же время статистика, показывающая повышение уровня убийств при ужесточении оружейного контроля - «всего лишь статистика».

4. «Закон Брэдли» (ограничения на продажу короткоствольного оружия) и Запрет Штурмового оружия (ограничения на полуавтоматическое оружие военного происхождения, с большой емкостью магазина и т.п.), вступившие в силу в 1994 году, привели к заметному снижению уровня насильственных преступлений, которое наблюдается с 1991 года.

5. Мы должны избавиться от всего огнестрельного оружия, потому что неуравновешенный маньяк может начать стрельбу в людном месте в любую минуту, а желающие владеть оружием, чтобы иметь возможность защититься от такого маньяка, - параноики.

6. Чем более ты беззащитен, тем лучше защищен от преступников.

7. Нападающий будет обезврежен баллончиком со слезоточивым газом либо хозяйственным аэрозолем, но если стрелять по нему калибром .357Магнум, он разозлится и убьет вас.

8. Изнасилованная и задушенная женщина морально выше женщины с дымящимся стволом и мертвым насильником у ее ног.

9. При конфликте с опасными преступниками, вы должны «не защищаться - отдать им, что они хотят, или убегать» (Председатель организации Handgun Control Inc. [анти-оружейная политическая и лоббистская организация], цитата).

10. «Медицинский Журнал Новой Англии» полон экспертных советов по огнестрельному оружию; точно так же, как «Оружие и Боеприпасы» полон превосходных советов по хирургии сердца.

11. Необходимо обращаться к автомобильному инженеру по поводу ремней безопасности, к инженеру-строителю по поводу лучших мостов, к хирургу - по медицине внутренних органов, компьютерному специалисту - с проблемами дисковода, и к Саре Брейди [жена политика, убитого при политическом покушении, антиоружейная активистка] по оружейным вопросам.

12. Вторая Поправка Конституции, принятая в 1787 году, говорит о национальной Гвардии, созданной 130 лет спустя, в 1917г.*

13. Национальная Гвардия, с федеральным финансированием, базами на федеральной земельной собственности, пользующаяся оружием, транспортом, сооружениями и обмундированием, принадлежащими федеральному правительству, и есть вооруженные формирования «штата».

14. Фразы [из Конституции и Билля о Правах]: «право людей мирно собираться», «право людей находиться в безопасности в своих жилищах», «перечисления здесь и далее определенных прав не должны лишать людей других прав» и «полномочия, не делегированные здесь и далее, принадлежат соответственно штатам и людям» - под людьми подразумевают отдельных граждан, в то время как фраза «право людей хранить и носить оружие» подразумевает отдельные Штаты.

15. «Конституция сильна и остается неизменной». Однако необходимо запретить и изъять все стрелковое оружие, нарушив тем самым 2, 4 и 5 Поправки.

16. Винтовки и пистолеты не являются необходимыми для защиты государства. Конечно, их количество на вооружении армии исчисляется сотнями тысяч.

17. Частные лица не должны владеть короткоствольным оружием, поскольку это не «боевое оружие». Однако частные лица не должны владеть «штурмовым оружием», поскольку это боевое оружие.

18. Несмотря на ожидательные сроки, проверку на криминальное прошлое, отпечатки пальцев, анкетирование, и т.п., огнестрельное оружие в наши дни слишком доступно, что приводит к недавним многочисленным инцидентам стрельбы в школах. В 40е-60е годы кто угодно мог купить оружие в магазинах хозяйственных товаров, на армейской распродаже излишков и по почте, безо всяких ожиданий, проверок, отпечатков и анкет - и никакой стрельбы в школах не было.

19. Попытка NRA провести кампанию «не прикасайся» по обращению с оружием детей - пропаганда, в то же время попытка антиоружейного лобби провести кампанию «не прикасайся» по обращению с оружием детей - ответственная общественная акция.

20. Оружие настолько сложно в обращении, что требует специальной подготовки, и настолько просто, что существенно облегчает убийство.

21. Пистолет с 4 регулировками и системами, слишком сложен для освоения рядовым человеком, по сравнению с автомобилем с его 20 регулировками и системами.

22. Женщины так же умны и способны, как мужчины, но вооруженная женщина представляет собой «мину замедленного действия» и реклама оружейной индустрии, специально предназначенная для женщин, просто паразитирует на их страхах.

23. Обычные люди в присутствии оружия превращаются в кровожадных мясников, и снова становятся нормальными, если оружие убрать.

24. Оружие провоцирует насилие, именно поэтому так много насилия на оружейных выставках-распродажах.

25. Большинство населения поддерживает контроль оружия, так же, как большинство населения поддерживало рабовладение.

26. Любое самозарядное стрелковое оружие может считаться оружием массового уничтожения или штурмовым оружием.

27. Большинству людей нельзя доверять, поэтому необходимо принять антиоружейные законы, которые большинство людей будет соблюдать, потому что им можно доверять.

28. Права распространителей порно в интернете бесспорны, так как конституционно защищены Биллем о Правах, в то время как о применении короткоствольного оружия в целях самозащиты в Билле о Правах ничего не говорится.

29. Свобода слова подразумевает владение газетами, передатчиками, компьютерами и пишмашинками, в то время как самозащита оправдывает только использование собственных рук.

30. ACLU [Американский Союз Гражданских Прав] - хорошая организация, потому что занимается защитой определенных частей Конституции, а NRA [Национальная Стрелковая Ассоциация] - плохая организация, потому что занимается защитой других частей Конституции.

31. Чарлтон Хестон, киноактер и президент NRA, дешевый маньяк, которого необходимо игнорировать, в то время как Майкл Дуглас, киноактер и представитель Handgun Control Inc., является посланцем мира и ему необходимо предоставить слово на саммите ООН по контролю за вооружениями.

32. Полиция действует группами и с подстраховкой, поэтому им необходимы магазины большей вместимости, чем гражданским лицам, которые сталкиваются с преступниками в одиночку, и, следовательно, не нуждаются в таком количестве боеприпасов.

33. Необходимо запретить все дешевые виды оружия, потому что доступ к оружию малообеспеченной части населения - это несправедливо.

34. Полицейские вооружены специальными эффективными вооружениями, на владение которыми гражданским лицам совершенно не стоит рассчитывать.

35. Частным лицам оружие для самозащиты не нужно, поскольку их защищает полиция, которая, согласно определению Верховного Суда, не обязана их защищать.

36. Частным лицам нет необходимости в ношении оружия для самозащиты, в то время как полицейскому начальству, занимающемуся исключительно административной деятельностью в зданиях, полных вооруженных полицейских, оружие необходимо.

37. «Штурмовое оружие» не имеет другого предназначения, кроме как убийство большого количества людей. Такое оружие необходимо полиции, но не простым гражданам.

38. Когда Майкрософт оказывает давление на своих дистрибьюторов оказывать предпочтение только продуктам Майкрософт, это плохо. Когда Федеральные власти оказывают давление на городские покупать только продукцию Смит-Вессон, это хорошо.**

39. Замки на спусковой скобе не влияют на доступность и готовность оружия для немедленного использования в целях самозащиты. Именно поэтому так много полицейских носит эти замки на своем служебном оружии.

40. Организация Handgun Control, Inc. заявляет, что стремится, чтобы «оружие не попадало не в те руки». Знайте, что это у вас не те руки.

* Вторая поправка Конституции США гласит: Хорошо организованные вооруженные формирования необходимы для свободы Штата, право людей на хранение и ношение оружия не должно ущемляться.

Антиоружейные активисты утверждают, что Национальная Гвардия и есть «Хорошо организованные вооруженные формирования», о которых говорится в конституции.

** Федеральное правительство США пыталось уговорить производителей оружия принять ряд серьезных ограничений на гражданский оборот и производство оружия для гражданского рынка - в обмен на предпочтения при закупках служебного оружия. Единственная компания, подписавшая такой договор с властями - Смит-Вессон (в настоящее время с владельцем и руководством в Великобритании). При этом федеральные власти не имеют надлежащего контроля над местными, чтобы выполнить свою часть договора (обеспечить предпочтения при закупках), не оказывая незаконного (по конституции) давления на местные власти.

Источник: http://www.vechny.com/new_york/ny061699.htm

 

 


Информация © 2000-2007
Все права защищены. Правила

разработка дизайна, дизайн студии москвы - студия АВИМ

Контакты

Телефон: 8-916-681-50-13
Эл. почта: info@saiga.ru, rafferty@mtu-net.ru