www.saiga.ru
    

ПРАВО плюс ЗАКОН, делённые на бюрократа, равны НУЛЮ
(Некоторые «горячие» точки оружейного Права России).
 
ПРЕАМБУЛА.
Уважаемые читатели!
Надеясь на серьезное обсуждение очень важного, на мой взгляд, вопроса, касающегося обеспечения конституционных прав граждан на личную и общественную безопасность, и как следствие – утверждение за нами (гражданами) Права на владение и ношение револьверов и пистолетов, считаю необходимым для себя, высказать следующее. Знакомясь с публикациями по этой тематике, столкнулся с массой примеров употребления уничижительных терминов в отношении сотрудников милиции, оскорбляющих их личное достоинство. Считаю это недопустимым! Приношу сотрудникам правоохранительных органов  свои извинения за высказывания моих коллег.
Оскорбления, употребленные в дискуссии, внедряют в общественное сознание убеждение о слабости наших позиций, (кто оскорбляет - тот и слаб). А это совсем не так! Мы уже создали Общероссийское общественное движение «Гражданское оружие» (имеем отделения в большинстве Субъектов Российской Федерации). Подготовили и проекты поправок в действующее законодательство и Конституцию. Давайте будем взаимно вежливыми!
При этом, предваряя всяческие домыслы в свой адрес, сообщаю - в правоохранительных органах, в том числе и в МВД, я никогда не служил, следовательно, корпоративной зависимости не имею.
Представленный ниже материал, является моим, и, надеюсь, обоснованным мнением, при этом – независимым. Никому я ни чего не должен, ни в каких интригах «власть предержащих» не замешан, лоббировать чьи-либо интересы не намерен. Интересуют меня только соблюдение прав личности.
А они то, права,  и не соблюдаются. На основании имеющихся данных, можно предполагать, что для российского чиновничества, в результате отсутствия даже номинальной ответственности, те около 65 тысяч человек погибающих от преступных посягательств ежегодно - просто статистика. Ни кто из них, чиновников, по этому поводу (человеческие потери Общества), ещё не уходил в отставку, ни добровольно, ни принудительно. Если же сюда добавить: получивших ранения разной степени тяжести (и как следствие – увечья); захваченных в заложники по политическим мотивам; похищенных, с целью принуждения родственников к выплате выкупа, или похищенных для использования в качестве бесплатной рабочей силы, в том числе - «секс-рабынь» (так же получивших, как минимум, психическую травму); более 100 тысяч человек пропавших вообще без вести (сколько из них послужили объектами изъятия органов для дальнейшей трансплантации?), и прочие, прочие, прочие. Если  учесть, что правоохранительные органы приступают к выполнению своих обязанностей в подавляющем большинстве случаев уже после совершения преступления, то становится вообще весьма неуютно в нашей стране. Но чиновники равнодушны к нашим потерям. Именно безответственностью, болезненным самомнением (относительно своей «непогрешимости»), невозможностью осуществления гражданского контроля за чиновниками (следовательно, и гражданского влияния на них) и проистекающем отсюда равнодушием, можно объяснить то активное чиновничье сопротивление утверждению за гражданами России права на легитимное владение и ношение короткоствольного оружия.
Еще одно пояснение. Сейчас я не выступаю в защиту прав человека. Для меня это уже пройденный этап. Даже будучи Сопредседателем секции «Права человека» Консультативного Совета по неправительственным организациям при Межпарламентской группе в Государственной Думе Росси и Вице Президентом Международного Комитета «Защита прав человека» имени А.Ф. Кони, я не смог повлиять на то, как сложилась ныне существующее положение в этом вопросе. Поэтому в настоящее время я выступаю против определённых деяний по саботированию конкретных прав граждан, конкретными же субъектами Права в Российской Федерации.
А теперь обратимся к рассмотрению моего варианта видения проблемы. В этом вопросе, исходя из имеющихся ресурсов, я сделал всё что мог - «Feci quod potui!». Кто может, пусть сделает лучше!
Полозов Валерий Петрович

ПРЕДИСЛОВИЕ.
Нет худа без добра! Тяжелая экономическая и криминогенная ситуация в стране привела к тому, что граждане России начали осознавать свои права. В том числе и положения статьи 2 Конституции Российской Федерации, которые гласят следующее: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и зашита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства», а так же части 1 статьи 3 Конституции, гласящей, что высшим носителем Государственного Суверенитета является Народ. При этом полномочия того, или иного государственного органа, определяет он же - Народ (т.е. - Суверен), через соответствующие нормы Конституции.
Конституция - основной Закон Государства. В ней закреплены основные права и обязанности граждан и самого государства. В корне не верно противопоставлять право каждого гражданина на защиту жизни, здоровья, собственности и достоинства, и обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы гражданина. К сожалению, зачастую, именно это и происходит в нашем Обществе. Именно этому и посвящен ниже следующий раздел.
 
РАЗДЕЛ I. Формирование общественного мнения.
Можно утверждать - Конституционные Права Граждан отнюдь не входят в противоречие с Конституционной Обязанностью Государства по признанию, соблюдению и защите прав граждан, поскольку они (права и обязанности), по основаниям статьи 45 Конституции, только дополняют друг друга. Часть 2 статьи 45 гласит: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными Законом». В статье 24 Федерального закона № 150-ФЗ «Об оружии» определена процедура применения оружия гражданами России для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Статьи же 37 и 39 Уголовного Кодекса Российской Федерации определяют такие понятия как: «необходимая оборона» и «крайняя необходимость», а статья 41, того же Кодекса, определяет понятие «обоснованного риска», в том числе и при применении оружия. Данные понятия определяют и последующую правоприменительную практику, при рассмотрении, в судебном порядке, деяний совершенных гражданами при защите своих, охраняемых уголовным Законом, прав и законных интересов.
Острая дискуссия, длительное время проходящая в средствах массовой информации выявила, что подавляющее большинство россиян высказывает мнение о необходимости более действенной защиты их конституционных прав на личную и общественную безопасность и как следствие – утверждение за ними (гражданами) Права на хранение и ношение револьверов и пистолетов (ULTIMUM RATIO CIVILS - последний довод граждан).
Основой этого, выше указанного, мнения является то обстоятельство, что Федеральным Законом «Об оружии», гражданам не запрещено владеть короткоствольным огнестрельным оружием. Но, при этом, и не разрешено, за исключением такой категории как - наградное оружие (был бы запрет, не было бы и наградных пистолетов). Данная правовая коллизия вполне может быть разрешена (и должна!) на уровне законодательной деятельности российского Парламента.
(Примечание автора. Забегая немного вперед, можно сказать следующее. Статус наградного пистолета, вещи весьма полезной в практическом смысле, в нынешней системе ценностей, выше, чем награждение орденом (находится примерно на уровне звания «Герой России», но золотой звездой от налетчиков «не отмахаешся»!). Если это и не основная, то одна из главных причин, возникновения и распространения столь резко-отрицательного мнения лиц, близких к властям предержащих, в отношении допуска граждан к короткоствольному оружию. В случае утверждения за гражданами Права на владение пистолетами и револьверами,  будет значительно снижен статус наградного оружия.)
В опубликованном опросе общественного мнения в журнале «Ружье. Оружие и амуниция» № 2 за 1998 года на вопрос: «Нужно ли гражданам России иметь право на хранение и ношение револьверов и пистолетов в целях личной безопасности?», ответили да - 1095 человек (85,01% от общего количества опрошенных). В интерактивном опросе, проведенном программой «Сегоднячко» (НТВ, эфир от 26.10.99 г.) на подобный же вопрос ответили «да» 1703 человека (80,06 % позвонивших). В интерактивном опросе, проведенном для программы «События» (ТВЦ, ночной эфир от 09. 07. 2001 года) ответили, на подобный же вопрос «да» - 77% позвонивших. Несколько другие результаты получены в процессе интерактивного опроса проведенного во время демонстрации передачи «Процесс», тема - «Оружие в частных руках» (ОРТ, эфир от 08. 02. 2001 г.): за - 18 313 человек (50,85% позвонивших). Были и другие публикации, обнародовавшие совершенно различные результаты. К примеру:
«Большинство россиян против свободной продажи огнестрельного оружия.
Большинство россиян (60%) против свободной (? Замечание автора) продажи огнестрельного оружия. Таковы результаты исследования центра «РОМИР-Мониторинг», социологи которого опросили 1,5 тысяч наших сограждан. Свою позицию они объясняют тем, что наличие личного оружия у граждан «не повысит уровень безопасности в стране».
Противоположного мнения придерживаются лишь 18% опрошенных, главным образом молодежь. При этом 45% участников исследования довольны нынешними правилами получения разрешения на владение оружием. Более того, треть участников опроса (32%) считает, что эту процедуру «нужно усложнить». За упрощение доступа к оружию, как выяснили социологи, ратует лишь малая часть россиян - только 12%. Остальные затруднились ответить, передает ИТАР-ТАСС.
Свыше половины опрошенных участников (51%) сказали, что «не купили бы никакого оружия», даже если у них была бы такая возможность. Впрочем, другая половина россиян (46%) не отказалась бы от покупки оружия для самообороны. Причем самый популярный вид оружия, согласно ответам, пистолет. Так, каждый пятый опрошенный (19%), по возможности приобрел бы газовый пистолет и еще почти столько же (18%) - боевой. А 4% участников опроса признались, что хотели бы иметь автомат. Охотничье ружье приобрели бы 3%, винтовку - 2% опрошенных россиян. Судя по опросу, сейчас оружием владеет каждый десятый россиянин (9%). У 3% опрошенных это служебное оружие, у 2% - гражданское, у 4% - охотничье».
(Примечание автора. Воистину, опросы, при желании - вещь управляемая. Все зависит от того, исполняется ли чей-либо заказ исследователями общественного мнения. Например, применительно к выше приведенному опросу, употребление в задаваемых вопросах термина «свобода» в отношении оружия провоцирует непонимание (свобода от чего, от Закона?). В общественном сознании любая «свобода», в отношении оружия, ассоциируется с криминальным оборотом оружия, с черным рынком. Да и подбор респондентов, судя по ответам, считать корректным, можно только закрыв глаза. Любая серьезная организация, занимающаяся опросами, подобную «оплошность» и допустить то не могла. А по сему, выше приведенный материал явно объективностью не отличается. Впрочем, более подробно об этом аспекте будет сказано ниже.)
Безусловно, любые опросы не могут обладать исчерпывающими характеристиками. Поэтому, уместно вспомнить кое-что из школьного курса литературы:
«У бурмистра Власа бабушка Ненила
Починить избенку лесу попросила
Отвечал: «Нет лесу и не, жди, не будет»,
Вот приедет Барин, Барин нас рассудит...»
Знакомо, не правда ли? Так вот, в нашем случае, «Барин» действительно существует и действительно может рассудить, это Федеральный Конституционный Закон «О Референдуме Российской Федерации». Есть и «Государыня», это, как Вы уже догадались, - «Конституция Российской Федерации». К примеру,  часть 3 статьи 3 гласит: «Высшим непосредственным выражением власти народа является референдум и свободные выборы». Можно утверждать, что категория наиболее политически и социально активных граждан, голосующих при этом осознанно (т.е. фактически, их можно признать Субъектами избирательного Права Российской Федерации), которые и определяют результаты выборов, ходят и в оружейные магазины и на выборы. Придут они (граждане - Субъекты) и на Референдум.
Собрать же 2 миллиона подписей за проведение Референдума (даже по усложнившимся правилам), утверждающего норму Закона, о праве граждан на владение короткоствольным оружием в интересах обеспечения их, граждан, личной безопасности, не составит особого труда. Из около 5 миллионов владельцев оружия, насчитывавшихся в России еще в начале 2002 года, 3,7 миллиона имели охотничьи билеты. Это тем более не составит особого труда, потому что и члены их семей, и их знакомые, и знакомые их знакомых не останутся в стороне.
Однако, априори поддерживая, пропагандируя и защищая, по мере наших сил и возможностей, Право граждан на владение, в том числе и короткоствольным оружием, отнюдь не горим желанием «поймать» шальную пулю (в 2001 году, только умерших в результате несчастных случаев с оружием было 334 человек, что на 100 тысяч населения составляет 0,223 случая). Необходимо обучать граждан владеть оружием. Здесь мы целиком солидарны с аналогичной нормой изложенной в части тринадцатой статьи 13 Закона «Об оружии».
На наш взгляд, именно стрелковые виды спорта призваны решать вопросы подготовки граждан к владению оружием. Конечно, и в этом вопросе есть проблемы. А именно. В Федеральном законе «Об оружии», гражданам не запрещено владеть спортивным оружием с нарезным стволом, в том числе, как уже говорилось, и короткоствольным. Но, поскольку и не разрешено, то и данную правовую коллизию давно можно было бы разрешить законодательно, путем предоставления гражданам России права на владение спортивным огнестрельным оружием на правах личной собственности. Именно так - личная собственность, для персонализации ответственности в случае совершения гражданином противоправных деяний, в том числе и короткоствольным оружием, с обязательным хранением этого оружия в соответствии с пунктом 2 статьи 6 ФЗ «Об оружии», на спортивных объектах.
(Примечание автора. Президент Российской Федерации В.В. Путин, 29.01. 2002 года, на Президиуме Государственного Совета представил «Программу по возрождению массового спорта в России», но вот в отношении массовости стрелкового спорта эта «Программа» своего воздействия пока что не оказала. Как говорят чиновники  –  нет денег.
Правда депутат Государственной Думы, Коломейцев Николай Васильевич, при обсуждении на пленарном заседании Палаты 17.09.2003 года законопроекта №255402-3 о наградном оружии, утверждал (одобрительно), что ограничение доступа граждан в тиры есть заранее спланированная акция, чтобы предотвратить получение гражданскими лицами соответствующей стрелковой подготовки. См. «Стенограмму».
Основой этой необходимой подготовки может служить такая дисциплина стрелкового спорта, как практическая стрельба (IPSC), дающая наряду с собственно стрелковой подготовкой, еще и тактическую, и психологическую, и правовую, и медицинскую.
Получив должную подготовку, гражданин смог бы уже претендовать на получение лицензии, на ношение оружия, а само оружие будет (или может быть) переквалифицировано с категории спортивного оружия, в категорию оружия самообороны. В конечном итоге это будет способствовать дальнейшему формированию, как общей оружейной культуры (а она, культура, уже есть и развивается, это доказывает статистика преступлений и правонарушений с легальным оружием – их, умышленных преступлений против личности, практически нет), так и ответственного отношения граждан к использованию (применению) оружия в частности.
(Примечание автора. Использованием оружия считается совокупность мероприятий и действий по употреблению оружия согласно его конструктивному предназначению.  Применением оружия считается частный случай использования оружия, при котором действия лица или группы лиц направлены против человека на поражение.
Обучать же граждан необходимо до уровня лицензированных в области использования оружия субъектов правовых отношений. Данное определение поглощающим образом относится ко всем условиям, определяющим возможность предоставления гражданину России, права на владение оружием с правом его ношения. Общество должно быть уверено в том, что «оруженосцы» не только противоправных деяний совершать не будут, но и не промахнутся!
Основным контингентом граждан, претендующих на получение выше указанной лицензии, являются лица уже имеющие в личной собственности официально зарегистрированное огнестрельное оружие. Лицензированные частные охранники, также входят в эту категорию, так как, в большинстве случаев, они имеют и личное оружие. Дополнительно, к этому основному контингенту, можно отнести и Офицерский Корпус России (в том числе и прапорщиков и мичманов), как действующих офицеров (прапорщиков и мичманов), так и находящихся в запасе. Их-то учили применять оружие!? Часть и этой категории граждан, владеет гражданскими образцами огнестрельного оружия. Ни о какой «вседозволенности» речь никогда не шла, не идет, и, надеюсь, не будет идти!
Что же касается муссируемой в средствах массовой информации, представителями властных структур, идеи о страховании гражданской ответственности, то можно предположить, что и она, страховка, будет не лишней, даже при наличии у гражданина определенной стрелковой квалификации. А вот добровольной или обязательной - это должен определить законодатель. Соответствующие нормы должны быть «прописаны» в «Гражданском кодексе», а уже в статье 24 ФЗ «Об оружии», должна быть соответствующая отсылочная норма к статье Кодекса (части статьи).
Однако! Страхование гражданской ответственности, к Закону «Об оружии» имеет отношение только косвенное. Страховой вид деятельности в области применения (использования) оружия является «голым» бизнесом (перекладыванием денег из нашего кармана в другой - и все), и к защите прав граждан относится только опосредованно. Так вот, те, кому это нужно, вот они пусть и занимаются этим вопросом - предлагают внести соответствующий Законопроект в Парламент. То ли через такого Субъекта права законодательной инициативы как Правительство Российской Федерации, то ли через Депутатов Государственной Думы, то ли через «сенаторов» (членов Совета Федерации). Им, заинтересованным лицам, как говорится, и карты в руки. Вот только то, как было внедрено аналогичное страхование в отношении автомобилистов, у меня лично вызывает существенную тревогу. А так все в руках законодателей.
Далее. Политику, проводимую в настоящее время руководством МВД в области права граждан на самооборону, в частности с короткоствольным огнестрельным оружием, можно охарактеризовать исключительно как запретительную, даже на уровне законотворчества. У отдельных руководителей МВД (и иных властных структур, вплоть до Администрации Президента или же «благодаря» им, что будет вернее), до настоящего времени бытует мнение, что «…поскольку защита прав граждан есть обязанность Государства, то и защита своих прав самими гражданами, в частности, активная самооборона с оружием в руках, и, особенно, короткоствольным, не допустима». На наш взгляд, подобное мнение не корректно, поскольку допускает антиконституционную трактовку, т.е. - обязанности государства по защите прав граждан могут обеспечиваться за счет поражения граждан России в их правах. Статья 19 Конституции России, в части 1 гласит: «Все равны перед законом и судом», а в части 2 сказано следующее: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения (выделено мною, примечание автора) … а так же других обстоятельств». При этом запрещаются и любые формы ограничений прав граждан. Однако должностным лицам государственных органов (это не только служащие государственных военизированных организаций, в данном контексте имеются в виду государственные служащие категории «А» и частично категории «Б» - т.е. высшие чиновники Государства, а их, вооруженных чинов, было около 3000 душ) разрешено использовать служебное огнестрельное короткоствольное оружие в интересах самообороны (как было право на ношение пистолетов номенклатурной привилегией, так и осталось). Рассмотрим следующие законодательные положения:
* часть первая статьи 4 ФЗ «Об оружии»: «К служебному оружию относится оружие, предназначенное для использования должностными лицами государственных органов (выделено мною, примечание автора) и работниками юридических лиц, которым законодательством Российской Федерации разрешено ношение, хранение и применение указанного оружия в целях самообороны (выделено мною, примечание автора) или для исполнения возложенных на них федеральным законом обязанностей по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране природы и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции»;
(Примечание автора. Кто-нибудь слышал, чтобы члены Правительства и их замы персонально защищали жизнь и здоровье граждан, их собственность, охраняли природу и природные ресурсы, ценные и опасные грузы, специальную корреспонденцию?);
* часть третья статьи 15: «Лица, подлежащие государственной защите в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеют право получать во временное пользование служебное оружие, а при необходимости боевое ручное стрелковое оружие в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации»;
(Примечание автора. А прочие граждане не подлежат государственной защите (?), нет ли здесь правовой коллизии в части касающейся статьи 125 УК РФ «Оставление в опасности»?);
* часть вторая статьи 19: «Руководители государственных военизированных организаций имеют право передавать для хранения и ношения огнестрельное короткоствольное оружие отдельным категориям военнослужащих и сотрудников государственных военизированных организаций, находящихся на пенсии, а также временно выдавать оружие в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, должностным лицам государственных органов, которым законом разрешено хранение и ношение оружия, с оформлением соответствующих разрешений в порядке, определяемом Министерством внутренних дел Российской Федерации»;
* часть вторая статьи 201, предоставляет гражданам право на ношение наградного оружия: «… Разрешение на хранение и ношение наградного оружия гражданами Российской Федерации выдается органами внутренних дел по месту жительства …».
Права и свободы человека и гражданина имеют приоритетное значение и в России не могут издаваться законы, отменяющие и (или) умаляющие эти права (см. ч. 2 статьи 55 Конституции). Другое дело, что в насущных общественных интересах права гражданина могут быть ограничены. Часть 3 статьи 55 Конституции России гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». И действующим Федеральным законом №150-ФЗ это требование выполнено!
Ограничения на владение гражданами некоторыми типами оружия введены статьей 6 «Ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия» Закона «Об оружии». Запрещены к владению гражданами образцы оружия, имеющие автоматический режим ведения огня, запрещены к использованию гражданскими лицами патроны к огнестрельному оружию снаряженные твердосплавными (бронебойными) сердечниками, количество патронов в магазине (барабане) гражданского огнестрельного оружия должно быть не более 10 патронов, длина гражданского и служебного огнестрельного оружия, при которой возможен выстрел, должна быть не менее 800 мм и другие ограничения.
Часть же пятнадцатая, статьи 13 гласит следующее:
«Лицензия на приобретение оружия не выдается гражданам Российской Федерации:
·        не достигшим возраста, установленного настоящим Федеральным законом (т.е. – 18 лет, примечание автора);
·        не представившим медицинское заключение об отсутствии противопоказаний к владению оружием;
·        имеющим судимость за совершение умышленного преступления;
·        отбывающим наказание за совершенное преступление;
·        совершившим повторно в течение года административное правонарушение, посягающее на общественный порядок или установленный порядок управления;
·        не имеющим постоянного места жительства;
·        не представившим в органы внутренних дел документы, подтверждающие прохождение проверки знания правил безопасного обращения с оружием, и другие документы, указанные в настоящем Федеральном законе.». И это все.
Еще раз. Конституция Российской Федерации не предполагает выделение каких-либо особых категорий граждан и предоставление им исключительных полномочий (точнее – прав, а самооборона это и есть право, а не должностная обязанность!), следовательно, оружие, используемое должностными лицами государственных органов в интересах самообороны, должно быть доступно и гражданам для тех же целей. Только в этом случае можно будет говорить о соблюдении норм Конституции, ну а все указанные категории: должностные лица государственных органов; лица, подлежащие государственной защите; отдельные категории военнослужащих и сотрудников государственных военизированных организаций, находящихся на пенсии, - так и будут иметь право, предоставленное им Законом, на ношение оружия в интересах самообороны, используя при этом государственные ресурсы (т.е. получение оружия во временное пользование), если уж сами себе пистолет купить, не смогут.
Исходя из выше сказанного, можно утверждать – дееспособные граждане России уже имеют юридическое право на применение пистолетов и револьверов для самообороны, при этом, конечно, нужно законодательно оформить право на владение этим оружием.
Но и до настоящего времени, должностные лица, во исполнение исторически сложившихся обычаев, выделяют себя – «государевых людей» - из народа, ставя свои, делегированные им гражданами, полномочия, выше прав и законных интересов людей. Ворчат и на Президента (в «кулуарах», конечно), особенно после того его, Президента, заявления, что он – Президент, служащий по контракту.
Причем, в частных разговорах, и представители генералитета МВД согласны с тем, что ничего лучшего, чем короткоствольное огнестрельное оружие, для самообороны еще не придумано и когда-нибудь разрешение на владение им граждане получат. Но пусть это случится уже после того, как они благопристойно выйдут в отставку, поскольку придуманный когда-то каким-то лейтенантом Аппарата Министерства (возможно, кем-то из них, нынешних генералов, по молодости), тезис о несостоятельности самой идеи о предоставлении гражданам права на владение и ношение пистолетов и револьверов, с течением времени стал корпоративным мнением и, выступая уже против мнения Ведомства, можно пострадать вплоть до снятия с должности, разжалования и увольнения с позором из органов!
Однако. Любые попытки внедрения в общественное сознание положений противоречащих нормам Конституции, есть не что иное, как «конституционное сектантство». Официальную трактовку положений Конституции может давать только Конституционный Суд Российской Федерации.
МВД в своих доводах в пользу запрета на владение гражданами короткоствольным огнестрельным оружием приводит факты неправомерного использования оружия, опуская при этом, с каким именно оружием, криминальным (незаконно приобретенным, хранимым и используемым) или легально зарегистрированным совершены те, или иные преступления. И если с легальным оружием, то кем: служащими государственных военизированных организаций - с оружием, принадлежащим этим организациям (которое, кстати, в нарушение положений статьи 11 Федерального закона «Об оружии», и не зарегистрировано на Федеральном уровне, в части касающейся осуществления контрольного отстрела из огнестрельного оружия с нарезным стволом (для формирования федеральной пулегильзотеки), находящегося на вооружении Государственных военизированных Организаций, что создает трудности при проведении следственных действий, примечание автора); работниками юридических лиц с особыми уставными задачами (в том числе, и Министерств, и Ведомств РФ) - с оружием, принадлежащим этим организациям; работниками иных юридических лиц - так же с оружием, принадлежащим этим организациям; и, наконец, собственно - гражданами РФ, с официально зарегистрированным, в подразделениях ЛРР ОВД, их личным оружием (в том числе - наградным)? По каким статьям Уголовного Кодекса РФ «проходят» эти преступления? В какие графы учета они (преступления) включаются? Сколько было пострадавших: убитых, раненых? И кем? Возникает ощущение, что ВСЕ преступления совершенные всеми же легальными субъектами оборота оружия (нелегальными, впрочем, то же), «вешаются» именно на граждан - владельцев оружия. Не приводится параллельно и никакой статистики по преступлениям, совершенным с использованием (применением) различных бытовых предметов: бутылок, утюгов, мясорубок, не говоря уже о кухонных ножах. Пугая людей «средневзвешенными цифрами», представители МВД могли бы для сравнения привести данные и о жертвах дорожно-транспортных происшествий, а их - жертв ДТП, только в 2001 году было - 30 898 человек погибших и - 187 756 человек получивших повреждения здоровья (разной степени тяжести). Но ведь ни кому, при этом, не приходит в голову запрещать автомобили (введение «автогражданки», в существующем виде, можно квалифицировать как экономическое ограничение на использование автотранспортных средств, для лиц с низким доходом, примечание автора).
К тому же чиновники (от МВД) не доверяют не только нам, «гражданским», но и своим сотрудникам. Тем, которые работают не в креслах сидя, а «на земле». В 1998 году из 64 545 погибших от противоправных действий граждан и из 81 565 человек получивших ранения, только во внеслужебное время погибли 1 223 и получили ранения 2 470 милиционеров (сравните с данными, приведенными в следующем абзаце), соответственно, не имевших, в нарушение существующего «Приказа», права на постоянное ношение табельного короткоствольного оружия.
(Примечание автора. При этом,  по мед. статистике, от убийств умерло - 33 556 человек, т.е. на 100 тысяч населения – 23,0 (случаи, зафиксированные в моргах, по этому диагнозу), остальные, следовательно, умерли в больницах (госпиталях) уже в последствии, в результате получения повреждений здоровья не совместимых с жизнью. Так же следует иметь в виду, что есть и такие категории, как убитые и раненые – правомерно, но эти жертвы не выделены из общего количества. К примеру. В тот же отчетный год – 1998, только служащими МВД было убито (при отражении нападений на сотрудников ОВД, задержании за совершенные преступления, пресечении побегов из-под стражи и т.д.) – 132 человека, а так же получили ранения – 575 человек. При проведении разных акций по поддержанию общественного порядка («зачисток» и т.п.) имеются потери, как со стороны преступных элементов, так и со стороны сил охраны правопорядка, но и эти сведения дифференцировано до общественности не доводятся (здесь уместно сослаться и на такой факт, как уничтожение террористов на Дубровке, но ведь и они попали в категорию медстатистики как умершие в результате убийства, на общих основаниях). О количестве убитых и раненых гражданами противоправных элементов либо при законной самообороне,  либо в состоянии крайней необходимости,  так же не сообщается).
К сожалению, факты неправомерного использования оружия есть и в МВД и в других государственных структурах (о беглых солдатиках помните?). Зачастую, в результате неумелого (?) или небрежного (!) применения оружия. При этом есть, конечно, и погибшие, и получившие ранения посторонние граждане. К примеру, в 2000 году зафиксировано 73 случая неправомерного применения оружия сотрудниками МВД (+14,1% к аналогичным данным за предыдущий год). При этом 33 гражданина погибли (+32,0%) и 107 получили ранения разной степени тяжести (+15,1%). Однако эта информация не доводится до Общества.
(Примечание автора. Насчет неумелого применения оружия – сомневаюсь. Учат их (служащих) и учат неплохо. Да вот насмотрелись «салаги» всяческих вестернов и боевиков, ну и «ковбойствуют». «Спиногрызов» на них нет – фельдфебелей!)
По мнению члена Правительства Российской Федерации, Юрия Яковлевича Чайки, Министра юстиции РФ: «Наша разрешительная система достаточно отлажена, чтобы надежно учесть легальное оружие – револьверы и пистолеты. Я считаю, что россияне вправе защищать себя с оружием в руках. В странах, где власти легализуют короткоствольное оружие, через полгода начинает падать уровень преступности» (опубликовано в журнале «Огонек», №13, 2002 года, стр. 19). Подобной же точки зрения придерживается и Полномочный представитель Президента России по Дальневосточному округу К. Пуликовский: «После терактов первой чеченской войны в Первомайском и Будёновске появились оперативные данные, что готовятся теракты в Краснодаре, Майкопе – там, где дислоцировались наши части. И тогда я взял на себя ответственность и разрешил своим офицерам, прапорщикам носить личное оружие постоянно, о чем было сообщено во всех СМИ. Мы тогда давали об этом многочисленные интервью, – что у каждого офицера дома оружие. И не только терактов никаких не случилось, но прекратились даже те немногочисленные хулиганские проявления, которые случались до этого. Настало полное спокойствие. Оружие у населения – фактор гражданского успокоения в стране» (опубликовано там же, стр. 18). Вряд ли кто-либо, осмелится утверждать, что выше названные должностные лица государства не обладают должной компетентностью.
Но эти мнения не устраивает некоторых (большинство!) Депутатов Государственной Думы, которые имеют или собираются «заиметь» наградное оружие (см. Законопроект №255402-3, от 28.10.2002 года, «О внесении изменения в статью 20 Федерального закона «Об оружии» (по вопросу предоставления руководителям государственных военизированных организаций права награждать оружием не только военнослужащих и сотрудников государственных военизированных организаций, но и иных лиц, имеющих заслуги перед государством и содействующих выполнению задач и функций указанных организаций), внесенного в Государственную Думу Российской Федерации, группой Депутатов ГД ФС РФ, в составе: Л.К. Слиска; В.В. Гре

дубеждение действует до сих пор. Даже не взирая на то, что и отечественная оружейная техника не стоит на месте и уже имеются образцы, ни в чем не уступающие по безопасности их ношения в заряженном состоянии, таким известным конструкциям как пистолеты «Глок» или «Вальтер» П-99 (к примеру - «ГШ-18»).

Поэтому револьвер - оружие одной руки, на наш взгляд, гражданину больше подходит, он всегда заряжен (ели есть патроны в барабане), при этом безопасен в обращении, нажал на спуск - выстрелит, не нажал - не выстрелит, хоть гвозди забивай им. Количества же патронов в барабане 5-7 штук, для самообороны, достаточно, не воевать же с ним, с револьвером. Ежели вам этого количества патронов в оружии мало, носите два револьвера.
Однако! При всем при этом! Необходимо постоянно иметь в виду те положения Уголовного Кодекса России, которые определяют ответственность граждан за неоказание помощи либо оставление в опасности (см. ст. УК 124 и 125). Если Вы применили оружие и поразили агрессора, то Вы же и обязаны оказать первую медицинскую помощь пострадавшему, вызвать «скорую» и милицию, а так же осуществлять охрану места происшествия (дабы ничего постороннего не появилось, или чего ни будь, не пропало) до прибытия правоохранителей. По этому, вместе с оружием постоянно носите перевязочные материалы и «мобильник». В Уголовном Кодексе, конечно, есть статьи, по которым возможно освобождение от уголовной же ответственности (см. Раздел IV «Освобождение то уголовной ответственности и от наказания»), но вот полностью полагаться на них я бы не стал (поэтому - адвоката вызывайте первым же звонком).
Еще проблема. Исследования, проведенные Даниилом Аркадьевичем Корецким - начальником кафедры Ростовской Высшей школы МВД России (и членом Союза писателей России, к тому же), по 200-м уголовным Делам, связанных с посягательствами на жизнь граждан, дали не утешительные результаты. Только в 13% случаев преступникам оказывалось сопротивление, и только в половине из них сопротивление было успешным. «Разъединение человека и оружия привело к тому, что человек в нашем Обществе не может и не хочет защищаться. Люди не приучены давать отпор. (На мой взгляд, именно эта проблема – гражданину психологически, проще быть жертвой, чем хотя бы попытаться осуществить отпор насильнику - является основополагающим препятствием успешной самообороны. Ломать подобные стеоратипы надо. И как можно скорее. Без этого  Общества Граждан, в России не будет. Примечание автора.) Судебная же практика, которая осуждает за (якобы, примечание автора), превышение пределов необходимой обороны, парализует волю на уровне общественного сознания. Беда в том, что мы создали Общество потенциальных жертв преступников и живем в нем». Вот такой не утешительный вывод, делает российский криминалист и писатель Д.А. Корецкий (см. журнал «Криминал и безопасность» №12, 1998 год стр. 8-10). Данный вывод поддерживается и другими исследованиями.
А теперь необходимо рассмотреть ситуацию, когда граждане успешно отражали нападения преступников (7,5%, по Д.А. Корецкому). И последствия этого успеха. Сначала притча. Напал на отару волк. Овчарка, по какой-то причине, по всей видимости, весьма важной для нее, отсутствовала «на посту». Заслышав шум, она возвращается. И что же она видит? Баран забодал волка! По мнению овчарки и одна «паршивая» (в данном случае – «бойцовая») овца портит стадо (а если предъявит претензии к охране? а если бросится?). Резюме, «… при проведении анализа уголовных дел во Владимирской области установлено, что в 92,4% случаи превышения необходимой обороны, первоначально оценивались Судами первой инстанции (естественно, на основании проведенного служащими местных правоохранительных органов следствия, примечание автора) как умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления. В дальнейшем уголовно-правовая характеристика этих событий, в большинстве эпизодов (87,4% изученных дел), в корне менялась, когда дело становилось предметом рассмотрения Суда высокой инстанции…» (см. «Оружие в Ваших руках», М.Ф. Савелий, М. «Объединенная редакция МВД», 2001 год, стр. 19).
Однако не все так безнадежно. Государственная Дума Российской Федерации, при полной поддержке Правительства РФ, 08.02. 2002 года, приняла поправки к статье 37 Уголовного Кодекса РФ. 28.02. 2002 года они были утверждены Советом Федерации. Президент подписал Закон 14.03. 2002 года (№29-ФЗ). Пункт первый этой статьи теперь гласит: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося, или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо непосредственной угрозой применения такого насилия». А Федеральный закон №162-ФЗ от 8 декабря 2003 года дополнил статью 37 частью 21 следующего содержания: «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения». Можно надеяться, что в будущем судебная статистика в области защиты гражданами своих прав, будет выглядеть более благополучно. Причем, основной проблемой в применении норм Закона считаю имеющееся «разночтения» в трактовке терминов и определений. Вот если бы в УК (и иных Законах) был бы глоссарий (!)…
Как уже говорилось, постоянно делаются попытки запугать людей, мало разбирающихся в проблемах оборота оружия и поддержания правопорядка, разгулом преступности, якобы обязательно последующим, после утверждения права граждан на хранение и ношение короткоствольного огнестрельного оружия.
Особо хотелось бы отметить введение отдельными представителями силовых ведомств провокационных терминов и определений. В частности можно упомянуть сюжет из г. Калининграда прошедший на ОРТ, в программе «Время», эфир 06.08. 2000 г., были и другие «перлы» информации, в том числе и в последнее время, и с участием Депутатов, и даже в стенах Думы. К примеру - передача «Парламентский час» (демонстрация - телеканал «Россия», эфир от 12.05. 2002 г.), а так же на пленарном заседании Палаты 17.09.2003 (см «Стенограмму»).
Постоянно, через «неграмотных» (?) журналистов вбивались и вбиваются в общественное сознание несостоятельные термины «свободная продажа оружия», «свободное приобретение оружия», «свободное ношение оружия». Что же они (эти термины) значат? Это, наверное, когда любой прохожий, вне зависимости от своего возраста, психического состояния, гражданства и прочее, прочее, прочее, глянув на вывеску оружейного магазина, либо уличный лоток, воспылает идеей «а куплю-ка я себе пистолет!». И это говорят люди, которые разрабатывали нынешнее законодательство по обороту оружия. Уж кто, как не они лучше всех знают (должны были бы знать!), что не лицензированное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия в соответствии с Законом – невозможно. Всем известно, что гражданин может получить право на приобретение оружия только после предоставления медицинских справок, обучения, положительного рапорта участкового и прохождения всех соответствующих проверок. При этом у нас что, законодательно не урегулирована и торговая деятельность, в том числе и оружием? Какое же низкое мнение о наших умственных способностях у людей, говорящих подобные вещи.
Данные «свободные» термины вызывают отторжение не только со стороны правоохранителей (квалифицированных, конечно), но и неприятие со стороны населения: «что, и этот …. (хулиган, алкаш, наркоман), из соседней … (квартиры, подъезда, дома), сможет свободно купить и носить пистолет?».
Свободная продажа оружия, которой так пугают представители МВД, существует у нас уже не первый год на «черном рынке». Бороться с криминальным оборотом гораздо сложнее, чем запрещать и «не пущать» в сфере легального оружия, имитируя, при этом, бурную деятельность («Experto credito - поверьте опыту»). Сознательное использование полуправды, тенденциозно поданной, дозированной информации и подмены понятий опаснее откровенной лжи, при формировании и общественного мнения. Данные деяния могут квалифицироваться как попытки умышленного введения в заблуждение (обман) Общества, Парламента, Правительства и Президента.
Постоянно делаются попытки разделить Общество (по чьей, интересно, недоброй воле?). В СМИ устойчиво муссируются слухи о якобы недоступности рядовым гражданам оружия по экономическим причинам, а раз так, то и всем остальным - «не дозволяется». Поддерживается это мнение и на уровне Депутатского корпуса. В частности можно сослаться на высказывания Депутата Олега Викторовича Морозова, Председателя депутатской группы «Регионы России» (передача «Парламентский час», демонстрация - телеканал Россия, эфир от 12.05.02 г.). Проверим теорию. В перечне оптовых цен за 1985 год сказано, что пистолет ТТ, при оптовых поставках, стоил 13,3 рубля (официальный курс 1$ = 0,64 (?) руб.). Пересчитайте в современные цены по официальному курсу ЦБ. И что получилось? Очень «страшно»? Даже при 30% торговой наценке при розничной торговле, очень уж «неподъемных» цен не обнаруживается (однако, исходя из выше изложенного, необходимо будет предварительно дорабатывать ударно-спусковой механизм пистолета ТТ, перед его продажей гражданам, что, конечно, скажется на его цене).
При этом попытки завышения цен могут квалифицироваться, как недобросовестное предпринимательство (спекуляция) и, следовательно, подпадают под юрисдикцию Прокуратуры и иных контролирующих и надзирающих органов. Что же касается количества этих пистолетов, то только в послевоенные годы их было выпущено более миллиона единиц. Отнюдь не считаю, что гражданам для самообороны подойдет такой мощный образец, как пистолет ТТ. Пробивное действие пули выпущенной из этого пистолета, избыточно для целей самообороны (дистанция реальной самообороны 3 - 5 метров, ну пусть 7, максимум). На такой короткой дистанции она, пуля (особенно со стальным сердечником), сможет пробить, при определенных условиях (при прохождении через мягкие ткани тела), двух стоящих рядом людей (медведя насквозь «прошьет») и полетит «искать третьего». И если не за второго, то вот за этого - третьего, точно «посадят», он то уж точно ни при чем. Осторожность, и еще раз осторожность, при подборе оружия для целей самообороны и, особенно, при применении оружия! Но вот револьверы Нагана (по цене в 1985 году - 21,5 руб.), ленд-лизовские и трофейные образцы: кольты, смит-вессоны, вальтеры, браунинги и т.д. - вполне применимы, так же как и гражданская версия ПМа - ИЖ-70 (экспорт).
Высказываемые же в прессе журналистами и представителями государственных структур, сомнения (этак, мягко говоря), что наличие легального короткоствольного оружия у граждан России, может способствовать усилению эффективности в борьбе с организованной преступностью - приходится считать обоснованными (и кто это только придумал, столь провокационный довод?). Но это - борьба с оргпреступностью, и не является задачей граждан! Она - борьба с оргпреступностью, как раз и является обязанностью Государства! Самооборона и защита собственности – вот их, граждан, право и обязанность по отношению и к самим себе, и к своим семьям, и к окружающим! «Специалисты» же, из средств массовой информации, нам постоянно «вбивают в головы» (бескорыстно?), что мы и стрелять то не умеем, зачем же тогда нам – рядовым гражданам, оружие (?). Да и вообще, приличному и культурному человеку уметь стрелять вообще неприлично. И грешно убивать честных бандитов-разбойников, отнюдь не рассчитывавших на столь подлое сопротивление (человеческие права убийц священны, а попытки, пусть даже теоретические, распространить на них их же принципы – аморальны!).
История учит (отнюдь не всех), что если Общество полностью передоверяет защиту своих Прав и правопорядка Государству, если граждане в этом государстве индеферентны и не в состоянии парировать угрозу на стадии начавшейся агрессии, если они, граждане, не могу, по какой-либо причине ответить ударом на удар и «опростившись» (т.е. – отступив, в случае крайней необходимости, от достигнутых Обществом (навязанных ему?) высот в защите общечеловеческих ценностей) вспомнить, что ОБЫЧАЙ, выработанный тысячелетней историей жизни и деятельности предков «Око за око, жизнь за жизнь» старше придуманных прекраснодушными деятелями Законов (а может быть и не прекраснодушными, но им такие законы были выгодны), то такое Общество, скорее раньше, чем позднее, приходит в упадок (самоликвидируется). Римляне утверждали «Пусть рухнет мир, но устоит Закон». Они добились своего. Их мир рухнул.
Сейчас любой преступник, вне зависимости от своей ориентации (уголовной или политической, либо конфессионной принадлежности), уверен, что, невзирая на то, что он сотворил, опираясь на свои первобытно-пещерные инстинкты, с ним самим (после задержания) будут обращаться только очень уважительно. Ведь он же человек, а задержавшие его - это цивилизованные люди, они обязаны предоставить ему адвоката, если потребуется, то и лечить будут (и прочее, прочее, прочее), в общем – «эгалите, либерте, фратирнете». А если в чём-то он потерпит ущерб (по своему мнению), то через правозащитников он обвинит всех в не соблюдении ими же принятых конвенций! НОНСЕНС. Подобное лечится только подобным же, а клин, клином же и вышибают.
Далее. От узковедомственного подхода к оружейным проблемам страдают целые отрасли народного хозяйства: разработчики, производители оружия и патронов, торговля (о нас, гражданах и речь то не идет). Художники - оружейники, занимая призовые места на международных конкурсах – выставках, «ходят» под статьей 223 УК «Незаконное изготовление оружия». Происходит утечка не только «мозгов», но и «золотых рук» за рубеж.
В результате этих действий сокращается налогооблагаемая база. По самым скромным подсчетам, Бюджет Государства недополучает по несколько десятков миллиардов рублей ежегодно, а представители МВД всюду говорят о недофинансировании.
Обществу непонятно и то, каким образом МВД занимается правовым просвещением граждан в вопросах оборота оружия, а также (самое то главное!) - профилактикой преступности. Захват заложников в «Норд-осте» должен был бы быть пресечен специальными органами Государства еще на стадии подготовки преступниками к совершению этого теракта. Вот в этом и состоит их обязанность. Именно это и называется профилактикой преступности. И ношение оружия гражданами - это тоже профилактика преступности.
Заметьте и следующее. Крайне редки выступления высших представителей МВД на телевидении, публикации их статей с объективной и полной информацией, однако, что ни руководитель, то кандидат, а то и доктор наук. Основной же пропагандируемый ими тезис, что «оружие, и, особенно, короткоствольное, в собственности граждан, приведет к усугублению криминальной обстановки в стране», остается не доказанным и не будет доказан, нет для этого оснований - уж поверьте опыту.
Небольшое пояснение. Для того чтобы представлять себе реальную социальную опасность оружия, в том числе и короткоствольного, на руках у населения, необходимо ознакомиться с официальной статистикой правоохранительных органов России. Иметь же в виду можно следующее:
1.Общее количество преступлений, за какой-либо отчетный период, например за год – может составлять порядка до 3 миллионов, причем, латентность преступности (т.е. сокрытие преступлений от их регистрации), продолжает оставаться весьма высокой.
2. Из них преступления связанные с незаконным оборотом оружия, порядка 65-67 тысяч; при этом добровольно сдается гражданами и принудительно изымается органами МВД от 200 до 450 тысяч единиц оружия (рост количества изъятого и сданного оружия отмечается в последние годы, в связи с попытками наведения порядка в Чечне и прикавказском регионе). Из них зарегистрированного в подразделениях ЛРР ОВД – 150/200 тысяч единиц (в последствии возвращается владельцам – 90/100 тысяч единиц); 19О/200 тысяч юридических и физических лиц привлекается к административной ответственности, 20/25 тысяч – к уголовной.
(Примечание автора.  При этом следует иметь в виду, что «лукавость» статистики, в данном случае, состоит в том, что сюда включены ВСЕ правонарушения и преступления,  совершенные с использованием и (или) применением оружия всех категорий, типов и видов).
3. Из них преступления совершенные с использованием и (или) применением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, порядка 25-26 тысяч.
(Примечание автора. При этом от противоправных действий может быть зафиксировано 64-67 тысяч погибших).
4. Из них преступления совершенные с использованием и (или) применением огнестрельного оружия (в том числе и боевого ручного стрелкового) могут составлять порядка 45%-50% (примерно 11-12 тысяч).
(Примечание автора. При этом следует иметь в виду, что по своему правовому статусу оружие делится на две четкие категории – криминальное оружие и легальное, официально зарегистрированное за конкретным владельцем и (или) пользователем (например, работником юридического лица с особыми уставными задачами или служащим государственной военизированной Организации - ГВО) и при этом участвовавшее в преступлениях).
5. Из выше указанных преступлений выделяем преступления совершенные с использованием и (или) применением легального оружия – официально зарегистрированным в подразделениях лицензионно-разрешительной работы ОВД, их может быть примерно 1,2-1,3 тысячи; Поскольку преступления совершенные служащими ГВО отдельно нигде не фигурируют, можно предположить, что и они входят в это число.
(Примечание автора. При этом опять таки,  следует иметь в виду, что и в этом случае мы имеем дело с «лукавостью» статистики и сюда включены ВСЕ правонарушения и преступления совершенные с использованием и (или) применением легального оружия всех типов, видов и принадлежности). 
Полученную цифру следует разделить на четыре части, а именно: преступления совершенные служащими ГВО. Преступления, совершенные работниками юрлиц с особыми уставными задачами (ЮЛОУЗ), а это практически все наши Министерства и Ведомства, не являющиеся ГВО, но имеющие в своей структуре подразделения вооруженной ведомственной охраны (на вооружении и этих организаций может состоять боевое ручное стрелковое оружие), а так же и частные охранные предприятия. Преступления, совершенные работниками иных юрлиц. Преступления, совершенные гражданами с официально зарегистрированным за ними оружием, в том числе – наградным.
Причем, как уже говорилось, преступление преступлению рознь, есть умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления против личности; тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные в состоянии аффекта (к этому, можно вспомнить, например, случай произошедший в одном из поселков на Дальнем Востоке, когда капитан милиции из своего личного карабина расстрелял в кафе кампанию местной «золотой» молодежи (это к вопросу о толерантности, о том, что не только капитанам милиции, но и иным гражданам стучать физиономией об стол и иные предметы - предосудительно!). Преступления, совершенные по неосторожности (несчастные случаи), преступления совершенные на бытовой почве; преступления совершенные при законной самообороне, но с превышением ее, самообороны, пределов; преступления, совершенные против действующего законодательства по охране животного мира - браконьерство (и иные им подобные); преступления, нарушающие действующее законодательство, регламентирующее оборот оружия, например недобросовестное отношение к хранению оружия, перевозке и транспортировке оружия (и им подобные). Сюда же входят преступления не только с огнестрельным либо с газовым оружием, но и с холодным, 8-11 случаев за год (скорее всего, это преступления совершены с зарегистрированными охотничьими ножами, не было еще преступлений с легальным длинноклинковым оружием, да и преступления, скорее всего, касались не смертоубийства, а разделки незаконно добытого животного, либо эти ножи просто присутствовали на месте преступления). О количестве преступлений, даже не по каждой статье УК РФ, а по выделенным группам – данных нет.
Можно вычленить и следующее – в преступлениях, квалифицируемых как умышленные особо тяжкие преступления против личности, повлекших смерть человека, с применением личного, официально зарегистрированного за гражданами огнестрельного оружия с нарезным стволом (безусловно, при объективной оценке обстоятельств совершенного противоправного деяния), может погибнуть (за год) порядка 3-5 человек. Т.е. на 100 тысяч владельцев легального оружия приходится, примерно, 0,1 случая. Бывает, конечно, и больше, но не намного и не всегда, а бывают годы, когда и этих жертв нет. При скрупулезном же отношении к выяснению истины можно сделать вывод, что эти умышленные преступления относятся не к корыстным преступлениям (бандитизм, разбои), а являются актами мести со стороны пострадавших (либо их родственников), за ранее совершенные против них противоправные деяния. Причем данные деяния происходят исключительно в тех случаях, когда правоохранительная система государства не может, по каким-то объективным или субъективным причинам выполнить свой долг.
Положение с остальными видами преступлений с оружием, если брать их в процентном отношении к количеству оружия на душу населения, не хуже чем в других странах. Но, к сожалению, и не лучше (нужно опираться на корректную систему подсчета и сравнения, поскольку у нас и населения меньше, да и оружия тоже).
По сравнению с иными человеческими потерями Общества (только в результате абортов ежегодно погибает до 2,0-2,6 миллионов будущих граждан РФ, а госпособия на детей на самом деле можно считать насмешкой) можно констатировать, что граждане Российской Федерации отнюдь не стремятся уничтожать себе подобных даже в преступных посягательствах с применением своего легального, личного оружия. Объясняется данный казус тем, что в нас, уже на уровне подсознания, «вбиты» условные рефлексы, заставляющие с большим «пиитом» относится к квалификации и возможностям экспертов Главного Управления Экспертно-криминалистического центра МВД РФ и Федерального центра судебных экспертиз Минюста России (и этот фактор влияет на развитие оружейной культуры в России). И правильно.
В качестве резюме к разделу (из текста моего письма к Президенту России В.В. Путину, от 22.11. 2002 года).
«Теория систем утверждает, что если в некоей сложной системе один из управляющих центров не справляется со своими функциями, нужно диверсифицировать управление, то есть спустить его вниз, «раздробить», передав управляющие функции более мелким звеньям иерархической структуры. Применительно к обеспечению внутренней безопасности в социальной системе это означает, что если МВД не в состоянии обеспечить безопасность граждан, необходимо передать обеспечение функций безопасности непосредственно в ту системную точку, для которой в данный момент решение проблемы наиболее актуально – гражданину в момент нападения. В этом случае общая криминогенная ситуация в стране улучшится.
И мировая практика блестяще подтверждает теорию. Легальное оружие, принадлежащее гражданам на законных основаниях, практически не участвует в совершении умышленных противоправных деяний - менее 1% преступлений совершаются с применением пистолетов и револьверов, зарегистрированных за гражданами (в зарубежье). Другими словами, легальное оружие граждан влияет на преступность только в сторону ее снижения.
По мнению психологов, протест части граждан против легализации короткоствольного огнестрельного оружия характеризуется отсутствием в их аргументации логической и преобладанием эмоциональной составляющей, то есть свидетельствует исключительно о кризисе доверия в обществе, а не о реальной опасности мероприятия. Отсюда можно сделать вывод, что столь сильная в психологическом смысле вещь, как личное оружие, может снизить общую невротизацию и оздоровить общество, повысив не только уровень гражданской ответственности, но и в определенной степени патриотической гордости за страну. И те противоправные деяния, мимо которых граждане сейчас проходят, потому что не в силах их пресечь, в случае легализации короткоствольного огнестрельного оружия (с правом его ношения и применения) могут иметь исход отнюдь не в пользу преступников.
Опыт стран с похожим на российский менталитетом (Молдавия и др.) подтверждает сказанное».
 
РАЗДЕЛ II. Из области законотворчества. Историческая справка.
Прорвавшиеся на историческом переломе общественных формаций в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого, XX века, во властные структуры общественные лидеры, в том числе и те, которые стали Депутатами Верховного Совета Российской Федерации, имели серьезные опасения за свою жизнь и безопасность своих близких. Личное короткоствольное оружие было практически у всех (от «дамских» браунингов, до «магнумов»). Не имели его только те, кто отказался от владения им по своим, как нравственным, так и идеологическим причинам.
Одно смущало владельцев оружия. Незаконность владения им. Не было закона, который бы регулировал его, оружия, оборот. Представителям Элиты требовалось «прикрытие». Но закон сразу, за месяц – два, не создашь, поэтому сначала наделили Верховный Совет РФ правом награждать оружием. Обеспечив себе личное прикрытие, Депутаты передоверили всю остальную рутинную работу по созданию законопроекта аппарату Верховного Совета, а поскольку аппаратчики не владели вопросом, то они и привлекли к работе над проектом специалистов (которые оказались в основном из МВД). Так и появился первый в отечественной истории законодательный акт, регулирующий права граждан в области владения, хранения, ношения, использования и применения огнестрельного оружия - Закон Российской Федерации «Об оружии», принятый Верховным Советом России 20 мая 1993 года, № 4992 – 1.
Создание Закона проходило очень трудно и в непростых, «революционных» условиях. О правах граждан хоть и говорили, но думали в последнюю очередь. Так и получилось, что Закон не утвердил за гражданами права на владение короткоствольным огнестрельным оружием (но шуму то, шуму было!). На слушаниях и совещаниях, Депутатов убедили, что рядовым гражданам пистолеты и (или) револьверы абсолютно ни к чему.
(«…Народ непредсказуем, а вдруг они повернут оружие против Вас! У Вас есть зарегистрированное короткоствольное оружие, а остальным - лучше не надо. Разрешим им «самообороняться» ружьями, но, естественно без права ношения, им и этого хватит…» Так и получилось по старой поговорке: «На - и отвяжись».
Именно по этой причине, при законотворческой работе, короткоствольное оружие рассматривалось только как боевое или служебное, в том числе наградное. Примечание автора).
Теперь рассмотрим, как повлияли групповые либо корпоративные интересы, а так же возможности тех или иных фигурантов, на появление тех или иных законодательных норм.
Сразу скажу, не все так просто и гладко проистекало. «Ублажив» новый слой власть предержащих тем, что зарегистрировали ранее хранившееся незаконно у «элиты» короткоствольное оружие, эксперты, занимавшиеся созданием Закона (в основном, как уже говорилось, из МВД), вывели их из законотворческого процесса, чем и «развязали себе руки». Но этого было мало. Нужны были ещё и союзники. И они нашли их в лице производящего оружие сообщества. Предприятия, лишившиеся военных заказов, находились на грани краха и требовали от Власти защиты отечественных товаропроизводителей. Им отчаянно необходимы были новые производственные программы и новые заказы. Вот тут-то их и убедили, что если будет утверждено право граждан на владение короткоствольным оружием, то ничего они не получат. На складах хранится большое количество оружия, в том числе и отечественного, и трофейного, и ленд-лизовского. Именно оно и пойдет в первоначальный оборот. Следовательно, им (оружейникам) и делать ничего не придется, кроме как закрывать свои заводы. В общем, убедили эксперты МВД оружейников поддержать их предложения – не допустить утверждение за гражданами права на владение короткоствольным оружием. Ну и, уже из общих интересов, ввели в проект закона новый вид оружия – служебное (дело то общее), на нём-то уж им, производителям, можно будет заработать и поправить свои дела.
Поэтому, также сразу же, было определено – служебное оружие должно быть только отечественного производства «…что бы средства, которые тратятся на приобретение этого оружия, не уходили в зарубежье, мы и сами справимся…» (от трофейного и ленд-лизовского оружия отказались сразу, «…не патриотично, да и патронов, мол, нет к нему в производстве…»). Не хотели они, оружейники, конкуренции со стороны зарубежных производителей оружия в собственной стране. Так и появилась эта законодательная норма!
Служебное оружие первоначально предназначалось исключительно для частных охранных и детективных предприятий и служб безопасности юридических лиц. По некоторым параметрам, оно, служебное оружие, должно было отличаться от состоящего на вооружении. Поэтому, сразу же, у служебного и гражданского оружия запретили автоматический режим ведения огня, а также, что бы предотвратить скрытое ношение оружия гражданами, ввели ограничение на габарит оружия. Определили, что длина ствола со ствольной коробкой длинноствольного оружия должна быть 500 мм и более, при этом общая длина готового к стрельбе оружия должна быть более 800 мм, а калибр не более 25 мм.
(Эти нормы исходила от ТОЗа, имевшего намерение запустить в производство гражданский/служебный гладкоствольный вариант помпового нарезного 23 мм карабина КС-23, а именно помповое ружьё 4-го калибра «Селезень», да и остальные параметры были прямо-таки «списаны» с характеристик готовившегося к производству образца предназначенного для самообороны, ружья 20-го калибра со складным прикладом – ТОЗ 106. Примечание автора.)
Норму же об ограничении количества патронов в магазине (барабане) 10 штуками (у гражданского и служебного оружия), «списали» с широко обсуждавшегося в начале 90-х годов законопроекта о подобном же ограничении в оружейном законодательстве США (им, мол, американцам, виднее, они всю жизнь с оружием возятся!). И никому, почему-то, было невдомёк, что введение этих ограничений в США имело внутриэкономические причины (штатовские производители оружия, проиграли в конкурентной борьбе современным европейским моделям многозарядных пистолетов (15-18 патронов в магазине, в основном под патрон 9х19мм Парабеллум), и таким образом, власти стремились вернуть интерес потребителей к отечественным образцам оружия под свои национальные патроны - .45, .38 и .357 калибров. Примечание автора). При этом даже в США никто так и не смог легитимно доказать, чем карабин, ружье или пистолет с магазином повышенной емкости (на 15-18-20 патронов) социально опаснее такого же оружия, но уже с магазином на 10 патронов!
Если ограничительная норма – оружие отечественного производства, в отношении короткоствольного служебного оружия, закрепилась «намертво», и продолжает действовать, то с длинноствольным гладкоствольным оружием - нет. Помповые ружья 12-го калибра Иж-81 и ТОЗ-194, после того, как их опробовали в частных охранных структурах и выяснили, что они не отличаются надежностью (при использовании отечественных ружейных патронов валового производства), практически и не используются в этой сфере деятельности до сих пор. Ружьё же «Селезень» 4-го калибра, из-за отсутствия на рынке патронов к нему, вообще не использовалось и не используется. «Мосберги», «Маверики», «Винчестеры» и «Ремингтоны» (приобретенные ещё до вступления Закона «Об оружии» в силу), как составляли подавляющее большинство единиц оружия (этого типа) в сфере частной охранной деятельности, так и продолжают составлять, не взирая на то, что и они не «любят» дешевых отечественных патронов широкого разбора. Да и судя по названиям марок этих ружей, они явно не отечественного производства, хоть и являются служебным оружием. Есть данные и о том, что в Россию ввозилось из-за рубежа и короткоствольное огнестрельное оружие, для использования в качестве служебного, что тоже является нарушением Закона.
Когда же решался вопрос, какое огнестрельное оружие определить в качестве служебного огнестрельного короткоствольного, возникла интересная коллизия. Частным охранным предприятиям, служебные пистолеты (револьверы) требовались немедленно, и у них возникла идея использовать отечественные образцы оружия, находящихся на складах (раз уж иностранное оружие попало под запрет).
(Примечание автора. Напомню, что Закон Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», №2487-1, вступил в силу 11.03.92 года, т.е. за год и два месяца до принятия Закона «Об оружии.)
НО! Потерпев фиаско с длинноствольным оружием, оружейники, даже не имея возможности сразу предоставить оружие в нужном количестве и в новых моделях (отвечающих введённым по их же предложениям нормам Закона), «зубами» держались за свои интересы. Они продолжали изыскивать причины и поводы для различных ограничений, «подгоняя» нормы Закона, под свои возможности. Убедив («пролобировав»?) власть поставить иностранное оружие, в том числе находящееся на складах, «вне закона», из-за (якобы) отсутствия в производстве, на отечественных предприятиях, патронов к нему (а ввозить патроны из-за рубежа – запретили!), представители производящего оружие сообщества продолжили трудиться над законопроектом. Теперь им нужно было убедить власть и в том, что и отечественное оружие, так же в большем количестве находящееся на складах не может быть использовано в качестве служебного.
Так и появились в Законе еще два ограничения. Мощность применяемых в служебном короткоствольном оружии патронов, ограничили начальной кинетической энергией пули до 300 джоулей, а также запретили использование патронов снаряженных пулями с сердечниками из твердых материалов (т.е. с твердостью большей, чем у свинца). Данные ограничения полностью соответствовали интересам и МВД, и других госструктур. Кому из государственных служащих может понравиться, что какой-то «частник» владеет оружием более мощным, чем у него? А если они (частники) вздумают сопротивляться властям? Ведь ТТшная пуля, к примеру, «накоротке» пробивает любой бронежилет!
(Примечание. Дульная энергия пули патрона к пистолету ТТ, со стальным сердечником (57-Н-132С, 57-Н-134С), по ТУ может колебаться в пределах 458,1 – 552,5 Дж, а у пули со свинцовым сердечником в пределах 469,3 – 554,5 Дж. При испытаниях пули, выпущенные из пистолета ТТ, проникали в мокрый, слежавшийся песок на глубину около 40 сантиметров, а в баллистические материалы, имитирующих плотность мягких тканей организма, внедрялась на 70 см.)
Все эксперты, участвовавшие в работе над законом, согласились с тем, что пробивное действие пули выпущенной из п

и Саха (Якутия), о предоставлении государственным геологоразведочным предприятиям права на приобретение охотничьего оружия, был отклонён Палатой 27.05. 2004 года по тем же признакам (мол, если вам нужна безопасность, то нанимайте себе охрану с оружием, то ли частую, то ли государственную (но на коммерческой основе), вот она то пусть и сопровождает вас в экспедициях по всяким дебрям). На мой взгляд, это решение было принято в интересах как чиновничества (что бы ничего их не тревожило – нет оружия, нет и проблем), охранных структур (как частных, так и государственных), а так же и в интересах противоправных элементов, чтобы сведения о разведанных месторождениях полезных ископаемых (а это не только драгоценные камни или золото, серебро либо платина, но и нефть, газ, руды черных и цветных металлов и т.д.), можно было проще «прихватизировать»! Интересы Государства и, особенно, права граждан, (в том числе работников юридических лиц с особыми уставными задачами), работающих в экстремальных условиях – никого не интересовали.

(Примечание автора. Хорошо, что хоть Законопроект № 178967-3, касавшийся внесения изменений и дополнений в Федеральные Законы «Об оружии» и «О гидрометеорологической службе», внесенный Правительством России, был принят. Отмечены случаи, когда гидрометеорологические пункты и станции уничтожались, и при этом погибали работники, поскольку их местоположение понравилось новорусским деятелям как место для строительства дач).
Отказ от внесения выше указанного законопроекта, «похоронил» и еще одну насущную новацию. Огнестрельное короткоствольное оружие, принадлежащее «Росгосцирку» (наганы в гладкоствольном исполнении, в которых могут использоваться только холостые патроны), используемое артистами цирка при репетициях и выступлениях, для защиты от крупных хищников, так и не было включено в Закон. В настоящее время они, револьверы, по временному разрешению МВД, оставлены у цирков в пользовании, без достаточного, на мой взгляд, законодательного или нормативно-правового обоснования (на уровне Постановления Правительства Российской Федерации).
Глядя на подобные казусы, наши бывшие соотечественники в Прибалтике и Молдавии учли это при разработке своих оружейных законов. Это только нам, живущим в России, кажется, что на нас никто внимания не обращает. Обращают! И анализируют, как наши достижения, так и промахи, ну и делают соответствующие выводы. Поэтому они, представители элиты в законодательных органах, свою работу никому не передоверяли и жестко контролировали процесс создания Законов, взяв за отправную точку нормы оружейного законодательства стран Евросоюза. В Молдавии Парламент принял Закон 18 мая 1994 года; в Эстонии - в 1995 году; в Литве - 2 июля 1996 года. Начали заниматься оружейным законодательством и мы, и в Латвии почти одновременно (мы даже раньше). И им также были известны наши законотворческие перипетии, но они сумели «купировать» подобные проблемы у себя (желающие поуправлять правами граждан, были и у них). В результате латыши успели принять свой Закон быстрее, чем мы - 23 февраля 1993 года. В качестве главного постулата Парламентами Республик было определено, что при частной собственности и оружие должно находиться в общем правовом поле (когда кто-то что-то даёт, то он же может потом данное и отнять). И как это не покажется странным нашим отечественным противникам права граждан на владение и ношение короткоствольного оружия, никаких эксцессов не произошло. Ни революций, ни контрреволюций, ни массовых преступлений с оружием. А вот количество преступлений против личности сократилось в разы. Мы же всегда «идём своим путём», но каждый раз наступаем на одни и те же грабли.
Далее. Как уже говорилось, с 1.01.1994 года Закон вступил в силу и начал действовать. Однако количество предложений по его доработке, поступавших Комитет Государственной Думы по безопасности – зашкаливало. Как следствие, появился Законопроект с поправками в действующий Закон «Об оружии». Наличествовал, на него, законопроект, и «Отзыв», за подписью руководителя Правового управления Аппарата Государственной Думы. В нём, в частности, говорилось о том, что вносимые в Закон поправки затрагивают все 28 статьи Закона. Причем 22 статьи - предлагаются в новой редакции. Исходя из этого, рекомендовалось разработать новый, уже Федеральный Закон. Что в последствии и было сделано.
Федеральный Закон «Об оружии» принят Государственной Думой России  13 ноября 1996 года, подписан Президентом 13 декабря того же 1996 года - № 150-ФЗ  (см. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996 год, №51, Ст. 5681). Но и в этом Законе утверждения Права российских граждан на владение короткоствольным оружием опять не состоялось (причем, в нарушение норм Конституции России, гарантирующих равенство прав граждан перед Законом. Примечание автора). Ни одна из фракций Государственной Думы, ни демократы, ни борцы с олигархией и «преступным режимом», ни умеренный центр («жиронда»), так и не сочли необходимым для себя внесение в Закон подобной нормы.
И этот Закон удовлетворял далеко не всех. Опять в Комитет Государственной думы по безопасности поступали Законопроекты. Частично они удовлетворялись, в большинстве же случаев – отклонялись на пленарных заседаниях Палаты.
И вот 19 мая 1999 года, фактически под занавес работы Думы, внефракционной  депутатской законотворческой группой  в составе 22 Депутатов вносится еще один Законопроект (регистрационный № 51269). Он уже содержал поправку, утверждающую право граждан на владение и ношение короткоствольного огнестрельного оружия. Группа была действительно весьма «пестрой», объединив в своих рядах и демократов «первой волны», и военноначальников в немалых чинах, и представителей творческой интеллигенции, и служащих правоохранительных органов. Вот её состав: Альмяшкин В.П.; Арбатов А.Г.; Безбородов Н.М.; Боровой К, Н.; Вареников В.И.; Волчек Г.Б.; Воробьев Э.А.: Громов Б.В.; Губенко Н.Н.; Гуцериев М.С.; Зеленов Е.А.; Зорин В. Ю.; Карапетян С.А.; Кобзон И.Д.; Лопатин В.Н.; Лукин В.П.; Медведев В.С.; Орлова С.Ю.; Памфилова Э.А.; Парадиз А.Л.; Сурков М.С.; Чилингаров А.Н.
Наличие столь большёго количества авторов Законопроекта – 5% от списочного состава Думы, создавало ему (законопроекту) условия по наиболее быстрому сроку рассмотрения. НО (как всегда, это «но»)! Законопроект не «вписывался» в ту концепцию оружейного Права, которую создавали представители властей предержащих и их представители в правоохранительных органах. На Депутатов «надавили» (Безбородов Н.М.; Волчек Г.Б.; Зеленов Е.А.; Памфилова Э.А. – сняли свои подписи), затянули рассмотрение Законопроекта, и он был отвергнут Палатой 08.09.2000 года (уже Думой третьего созыва).
Безусловно, к Законопроекту, кроме обычного – «этого делать нельзя!», были и правомерные претензии общеправового и технико-юридического характера. Но эти замечания могли быть учтены, в работе над Законопроектом (ко второму чтению), абсолютно безболезненно для самой фабулы Законопроекта.
После неудачи с Законопроектом, внесенном 22 Депутатами, попробовал и я поучаствовать в защите прав граждан. Разработанный текст Законопроекта (касавшегося оборота оружия), имевшего новую концепцию, в котором содержалась и норма, утверждающая Право граждан России на владение огнестрельным короткоствольным оружием, направлялся мною В.В. Путину еще в начале марта 2000 года. Ответ поступил из МВД РФ, за подписью заместителя начальника Управления по лицензионно-разрешительной работе МВД РФ (письмо от 25.04. 2000 г., №12 – 214). Наряду с благодарностью за активную жизненную позицию сообщалось, что МВД РФ и само продолжает работать над поправками к Закону «Об оружии», и что они постараются учесть высказанные мной предложения (хотя как член экспертного Совета при Комитете по безопасности ГД ФС РФ третьего созыва, следовательно, имевший доступ ко всем документам в этой области, я так и не смог найти следов этой работы в Комитете). В 2000-2001 годах мною был разработан проект нового Федерального Закона «Об обороте оружия в Российской Федерации», в том числе касательно и оружия имеющего культурную ценность. Но и он в Думе остался невостребованным. (В Государственной Думе существует депутатская законотворческая группа по внесению в Закон «Об оружии» изменений и дополнений. Однако с начала своего формирования, она (группа) собиралась только один раз. Примечание автора).
Поэтому, исходя из уже имеющегося опыта, подготовленный мною текст Законопроекта (с поправками в действующий Федеральный Закон №150-ФЗ «Об оружии»), в котором содержится норма, утверждающая Право граждан России на владение огнестрельным короткоствольным оружием, я направил 22.11. 2002 года Президенту России В.В. Путину. Параллельно (для информирования Членов Совета Федерации и Депутатов Государственной Думы России),  мною была подготовлена, Информационная записка «Некоторые сведения о законодательном обеспечении оборота гражданского оружия в некоторых странах Мира», но поскольку она получилась весьма объемной – 110 страниц убористого теста, она так и осталась невостребованной.
 Ответ из Администрации Президента поступил весьма оперативно (отправлен 27.11. 2002 года). Сообщалось, что в соответствии с Федеральным Конституционным Законом «О Правительстве Российской Федерации», Законопроект по компетенции направлен в Правительство РФ, с просьбой проинформировать меня (т.е. – заявителя) о результатах рассмотрения.
Поскольку мнение Правительства Российской Федерации, по обороту оружия, «формирует» Министерство внутренних дел России, отзыв на Законопроект готовился в ГУООП МВД РФ. Однако у «формирующего мнение» Правительства РФ Госоргана руки дошли до написания одной страницы текста только в середине февраля месяца уже нового – 2003 года (письмо получено 25.02. 2003 г.), что, впрочем, меня и не удивило. И Депутаты, зачастую по 4-6 месяцев дожидаются «Официального отзыва» на свои законопроекты. Есть прецеденты. В своем ответе на мое послание в адрес Президента Российской Федерации представители МВД РФ никаких существенных возражений не представили.
(Примечание автора. Но вот то, что в нарушение всех нормативных Положений,  регулирующих документооборот в Российской Федерации, Административный департамент Аппарата Правительства Российской Федерации в связи с отсутствием проекта «Отзыва», так и не представленного своевременно исполнителем (МВД), не имел возможности вовремя подготовить «Официальный отзыв» Правительства Российской Федерации и отослать его (в течение 20 дней) Субъекту права законодательной инициативы, направившему Законопроект в Правительство, т.е. – Президенту Российской Федерации - это уже не нормально).
Откровенно говоря, надежды на то, что Президент подпишет мой Законопроект, либо даст указание подготовить альтернативный и внести его в Государственную Думу,  изначально не было, и нет. В формировании мнения Президента России далеко не последнюю роль играет МВД РФ (его чиновники, так будет вернее). Однако нигде и никогда Президент публично не высказывался против права граждан на активную самооборону. То, что ему приписывают в качестве такового, а именно – выступление летом 1999 года где-то на Ставрополье (в то время он пребывал еще в ранге Председателя Правительства России и именно в этом выступлении он поддержал Шойгу с его «Единством» перед выборами), относилось к отрядам самообороны (возникших во время агрессии со стороны «интернационала» исламских фундаменталистов.  Примечание автора),  вооруженных как охотничьим, так и автоматическим оружием. Отряды были узаконены в соответствии с пунктом 1 статьи 59 Конституции России: «Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации» (но уже задним числом Законом Субъекта Федерации - Дагестана, после их, отрядов, стихийного возникновения и участия в отражении агрессии.  Примечание автора). Вот против этого – автоматического оружия, РПГ и прочего оружия военного предназначения на руках у гражданского населения, Президент и выступил, но отнюдь не против права граждан на каждодневную самооборону с применением пистолетов и револьверов. Как-то даже неудобно за лиц, приписывающих Президенту то, чего он и не говорил.
Для информирования политических Субъектов Общества о необходимости решения насущной, на мой взгляд, проблемы, 26.02. 2003 года в адрес Председателя Высшего Совета партии «Единая Россия» - Б.В. Грызлова - мною было направлено письмо и «распечатка» текста действующего Федерального Закона «Об оружии», с наложенными на этот текст новациями (изменениями и дополнениями) в статьях 3, 4, 5, 6, 10, 12, 13, 15, 16, 18, 19, 20, 23, 24, 25, 27 и 28. Информация, направленная через центральный офис Партии, до адресата дошла. Ответ поступил 13 августа, но из Аппарата Партии. Сообщалось, в частности, наряду с выражением благодарности за активную жизненную позицию, что письмо с предложениями направлено во фракцию в ГД ФС РФ для принятия решения (судьба Законопроекта во фракции мне неизвестна, но, забегая немного вперед, могу сказать, что положительного влияния на умонастроение Депутатов фракции «Единая Россия», он, Законопроект, не оказал). Направлялось письмо 24.03. 2003 года и Сопредседателю Партии «Либеральная Россия» - С.Н. Юшенкову. Но оно осталось безответным!
В конце концов, уже под занавес работы Думы третьего созыва, я выставил Законопроект на конкурс, объявленный Фондом развития парламентаризма в России, преварительно доработав и разбив на три Законопроекта. Но и там не преуспел. Ну да авось кому-нибудь эта разработка когда-нибуть да пригодится.
(Примечание автора. Президент Российской Федерации – В.В. Путин в своем послании к Федеральному Собранию в 2001 году потребовал от Думы создания Законов прямого действия. Касательно оружейных проблем это потребует очень много времени и мы, как всегда, опять останемся на неопределенное время без возможности защищать свои права (на жизнь и прочее, прочее). Поэтому, при внесении поправок в Федеральный Закон №150-ФЗ «Об оружии», необходимо озаботиться сохранением его номера, иначе будет заявлено, – вносите новый Закон (а это, как уже говорилось,  время). Для этого количество статей, названия статей, название самого Закона – должно остаться неизменным (но, ежели поправки в Закон будут вноситься Президентом или Правительством, либо по согласованию с ними, тогда эти замечания не будут иметь значения), а вот в тексте самих статей возможны и крупные новации. Главное – это не допускать противоречий в самой канве Закона. Кстати говоря, мною, исходя из выше указанных требований, уже создан вариант Законопроекта. В нём,  кроме выше указанных статей, вносятся дополнения и в преамбулу Закона, и понятийный аппарат статьи 1 состоит из 165 терминов и определений, вносятся изменения и в статьи 201 и 31, предлагается новая статья 241, а так же вносятся насущные дополнения и в другие Законы Российской Федерации. Но этот текст  не распространялся).
 
РАЗДЕЛ III. Законотворчество. Ближайшее прошлое.
И вот 07.03.2003 года в Государственной Думе Российской Федерации случилась неожиданность. Думой Калининградской области был внесён законопроект с поправками в действующий Федеральный Закон «Об оружии» (регистрационный № 303728-3) и содержавший, при этом норму, утверждающую право граждан России на ношение и хранение короткоствольного огнестрельного оружия.
Рассмотрим, а что, собственно, было предложено? Ничего особенного в Законопроекте и не было: дульная энергия пули не более 300 Дж (эта норма копирует служебное оружие.  Примечание автора); не более 10 патронов в магазине (барабане); длина оружия не более 300 мм (это ограничение, по моему, лишнее. И так при такой дульной энергии ни кто не будет стремиться к ношению крупногабаритных образцов, обременительно это. Примечание автора). Оружие предполагается разрешить приобретать не более 5 единиц и применять как гладкоствольное, так и нарезное, но только отечественного производства (и эта норма копирует служебное оружие. Примечание автора).
На пленарном заседании Палаты 17.09.2003 года Законопроект представлял Депутат Калининградской областной Думы Валдемарас Лопата - автор Законопроекта.
Обсуждение Законопроекта было весьма эмоциональным. Заместитель Председателя Комитета по безопасности Гришанков Михаил Игнатьевич, представлявший Заключение Комитета (отрицательное), в процессе обсуждения высказался в том смысле, что гражданам не оружием владеть надо для самообороны, а иметь быстрые ноги (целее будут).
Кроме того, выступили:
Артемьев Игорь Юрьевич – высказался в том смысле, что если и будет когда-нибудь у граждан право на ношение пистолетов и револьверов, то никак не ранее чем через лет 5-10-15, только после того как будет побеждена (!?) бедность, а сейчас люди весьма озлоблены, в том числе и на власть, и как бы чего не вышло (*);
Гудков Геннадий Владимирович – высказался против законопроекта;
Резник Борис Львович – высказался за принятие законопроекта, привел и пример из своей жизни. Когда он был журналистом и, по оперативным данным, на него готовилось покушение, его постоянно сопровождало подразделение ОМОНа, хотя, по его мнению, ему для обеспечения безопасности хватило бы и пистолета, но в нарушение статьи 15 Закона «Об оружии» ему его так и не выдали;
Илюхин Виктор Иванович – высказался против законопроекта;
Чехоев Анатолий Георгиевич - высказался за принятие законопроекта;
Полномочный Представитель Президента Российской Федерации и Полномочный Представитель Правительства Российской Федерации – от выступления воздержались.
 Более подробно смотри «Стенограмму» выступлений.
(*Примечание автора. Артемьев Игорь Юрьевич выразил совместную позицию всей, так называемой - демократической (?) аппозиции. Не взирая на то, что «Яблоко» и СПС жестко конфликтовали между собой по другим вопросам, в вопросе утверждения права граждан на владение и ношение короткоствольного огнестрельного оружия, их резко отрицательная позиция была единой. Причем эта позиция сформировалась еще в начале 90-х годов прошлого века. В частности и Ирина Муцуовна Хакамада эту отрицательную позицию поддерживала и пропагандировала (а поскольку именно она определяла во фракции, какие права граждан надо защищать, а какие нет, именно её позиция и являлась для СПС определяющей). Она озвучила её еще в середине 1999 года (канал ТВ-6, эфир от 4.07.99 г., программа «Президентские гонки»), высказавшись в том смысле, что при наличии у граждан оружия, она не исключает случаев противоправного применения этого оружия гражданами, в том числе и при таких обстоятельствах, когда обманутые кем-либо граждане могут просто перестрелять «невиновных» работников какого-либо предприятия, не исполняющего свои обязательства (МММ?).
Данная политико-правовая коллизия, по моему мнению, послужила и одним из факторов провала демократов на выборах в Государственную Думу в декабре 2003 года. Значительная часть электората (по некоторым данным, около 25 миллионов избирателей) посчитала не обязательным для себя участие в выборах и не явилась на избирательные участки, либо, придя - проголосовала против всех. Кто же будет голосовать за людей, не доверяющих своим избирателям? Голоса же, полученные госпожой И.М. Хакамадой на президентских выборах 2004 года, можно квалифицировать, исходя из сложившихся реалий этой кампании, как протестное голосование).
При подсчете голосов выяснилось следующее:
ЗА – 6
Против – 84
Воздержались – 2
Всего голосовало – 92
(Примечание автора. Голосовали своими карточками только присутствовавшие в зале заседания Депутаты. Не возникает ли правовой коллизии в отношении признания решения не легитимным в связи с отсутствием кворума (?), поскольку в голосовании участвовало менее 50%  Депутатов от списочного состава!).
Моя «Информационная записка «Некоторые сведения о законодательном обеспечении оборота гражданского оружия в некоторых странах Мира», так и осталась невостребованной (из-за «избыточного» объема!!!).
Кому-то может показаться странным, почему законопроект не поддержали Депутаты от регионов, производящих оружие. Вроде бы законопроект был в их интересах. Ничего странного. Руководители предприятий ВПК («спонсоры» депутатов), в том числе ставших акционерными (частными), как подвергались жесткому контролю и давлению со стороны чиновников госаппарата, так и продолжают подвергаться. Им, директорам, «посоветовали» не вмешиваться (работаете на зарубежного потребителя, вот и работайте, а во внутреннюю политику не лезьте, будет нужно, найдем возможность вас заменить). Это они и передали своим «спонсируемым» представителям в Думе (надеюсь, Вы не сомневаетесь в том, что и кандидатов в депутаты тоже согласовывает тот же госаппарат.  Примечание автора). Были причины и, так сказать, корпоративно-личностные, но о них уже было сказано.
Однако, во исполнение чьих-то и каких-то отрицательных отзывов (мнений), Комитет по безопасности Государственной Думы на своем заседании принял решение – рекомендовать Палате отклонить Законопроект в первом чтении! Как отреагировали на этот Законопроект Субъекты права законодательной инициативы, либо их Аппараты?
Правовое управление Аппарата ГД направило в Комитет по безопасности абсолютно корректные замечания технико-юридического характера. А вот Комитет по обороне и безопасности Совета Федерации (исходящий №3.3-08/452, от 28 апреля 2003 г.), Правительство РФ (исходящий №3460п-П4, от 24 мая 2003 г.) - направили «отказные отзывы». Администрация Президента вообще отделалась письмом на имя Полномочного представителя Президента в Государственной Думе – Александра Александровича Котенкова (исходящий №А6–2024, от 29 апреля 2003 г.), с изложением своего отрицательного мнения, за подписью начальника Главного Государственно-правового управления. Аппарат Представителя мог бы подготовить свой «Официальный отзыв» (т.е. - нормативный документ), но не сделал этого. Наверно по той причине, что не захотел «позориться» и «подставлять» своего шефа (и правильно) и, скорее всего, именно по этой причине передал письмо в Комитет по безопасности безо всякого документального сопровождения.
(Примечание автора. Я лично с большим уважением отношусь к Александру Александровичу Котенкову. Мало того, что он юрист, как говорится, «от Бога», так еще и администратор весьма и весьма успешный. В прошлом, конечно, да не простой, а кризисный (!). Имеет он и свою четкую гражданскую позицию, в том числе и в области оружейного Права, которую, кстати, не боится высказывать публично. Ещё осенью 1996 года на одном из пленарных заседаний Государственной Думы, при обсуждении новой редакции  уже Федерального закона «Об оружии», он заявил: «…отдайте ПМ народу…», но не вняли «пролобированные» Депутаты).
Что же объединяет все отзывы официальных Органов? Их авторы, стремясь к недопущению утверждения Права граждан на ношение и применение в интересах самообороны короткоствольного огнестрельного оружия, пустились «во все тяжкие» (эти документы надо читать!). По той доказательной базе, которая приведена в Документах, можно предположить, что они сознательно пропагандируют нарушение конституционной нормы, гарантирующей равенство прав граждан вне зависимости от любых условий (в частности – право должностных лиц на самооборону с применением огнестрельного короткоствольного оружия признаются априори, а вот то же право граждан - не признается). На мой взгляд, необходимо привести цитаты из «Отзывов».
1. Из письма ГГПУ Администрации Президента России на имя А.А Котенкова (поскольку это письмо появилось первым, именно оно и сформировало отрицательное мнение в «Отзывах» иных государственных структур. Примечание автора).
«… Следует отметить, что проектом предлагается дополнить перечень гражданского оружия за счет включения в него оружия, отнесенного статьей 4 Федерального закона «Об оружии» к служебному оружию.
В указанной статье установлено, что служебное оружие предназначено для использования должностными лицами государственных органов и работниками юридических лиц, которым законодательством Российской Федерации разрешено ношение, хранение и применение указанного оружия в целях самообороны (выделено мною), или для исполнения возложенных на них федеральным законом обязанностей по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране природы и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции. Предприятия и организации, на которые законодательством Российской Федерации возложены функции, связанные с исполнением и применением служебного оружия, являются юридическими лицами с особыми уставными задачами.
Таким образом, граждане наделяются правом ношения, хранения и применения оружия такого же типа, как и юридические лица с особыми уставными задачами, несмотря на то, что цели его использования различны …».
(Примечание автора. Весьма показательный образчик интеллектуальной деятельности работников аппарата власть предержащих,  и это при том, что уж они то обязаны знать текст Конституции наизусть).
2. Совет Федерации РФ: «… Принятие данного законопроекта, разрешающего свободный (выделено мною) допуск короткоствольного огнестрельного оружия, изначально предназначенного для скрытого ношения, изменит существенным образом схему доступа к оружию, и потребуются значительное увеличение штатной численности органов внутренних дел и дополнительные бюджетные ассигнования».
3. Из «Официального Отзыва» Правительства России: «…На наш взгляд, свободное (выделено мною) обращение короткоствольного огнестрельного оружия окажет негативное влияние на состояние общественной безопасности в стране, повлечет за собой существенное осложнение состояния правопорядка и рост преступлений, совершаемых с использованием оружия.
Принятие решения о свободном (выделено мною) обороте короткоствольного огнестрельного оружия, изначально предназначенного для скрытого ношения, существенным образом изменит схему допуска к оружию и повлечет за собой фактическую ликвидацию существующей системы государственного контроля за оборотом оружия.
Кроме того, действующее законодательство не предусматривает обязательного обучения граждан навыкам обращения с оружием (нонсенс, см. часть 13, ст. 13 ФЗ «Об оружии»), изучения ими правовых аспектов, основ и особенностей уголовного, административного и гражданского законодательства Российской Федерации в части регламентации хранения, ношения и применения такого огнестрельного оружия. В законодательстве Российской Федерации отсутствуют нормы, регулирующие страхование гражданской ответственности граждан (принятие Закона о страховании гражданской ответственности автовладельцев в редакции Правительства РФ привело к массовому нарушению прав и законных интересов граждан России. Примечание автора),  в том числе за причинение вреда третьим лицам в результате применения оружия. Указанные нормы в законопроект не включены.
Для решения задач по предупреждению, выявлению и пресечению правонарушений с указанным оружием, осуществлению его регистрации органами внутренних дел, потребуется значительное увеличение штатной численности, что повлечет дополнительные расходы, покрываемые за счет федерального бюджета. Следовательно, указанный законопроект может быть внесен в Государственную Думу только при наличии заключения Правительства Российской Федерации …».
При этом следует акцентировать Ваше внимание на том факте, что Законодатель (Калинградская областная Дума) и не покушался на делегированные гражданами юридическим лицам с особыми уставными задачами полномочия. Работники этих организаций именно за исполнение своих, выше указанных, обязанностей и получают заработную плату, именно для этого их и нанимали. А вот самооборона, это уже другой вопрос. Это ПРАВО, а не должностная обязанность. Конституция Российской Федерации не выделяет должностных лиц в отдельную категорию, перед ней, Конституцией, все граждане имеют равные права (может быть я и повторяюсь, и даже, наверное, повторение мать учения).
Еще совсем недавно (в историческом плане) за подобные «опусы» вполне могли «влепить» не полное служебное соответствие лицу, подписавшему документ. По всей видимости, политико-правовая ситуация в период «недоуправляемой демократии» является прибежищем во властных структурах некомпетентных как исполнителей, так и начальников. Случайные (?) люди явно не могут обеспечить нормальное юридико-техническое и экспертно-правовое функционирование и Администрации, и других госорганов. Даже Президент в своем Послании к Парламенту в 2003 году на это жаловался. Аппарат государства «правит» и Президентом! Указ Президента от 23 июля 2003 года решал лишь частные вопросы, не затрагивая «глубинные» проблемы (ну не Президент же, в действительности, разрабатывал нормы своего Указа). С изменением структуры Правительства, изменениями и модернизацией Аппарата Администрации Президента, можно надеяться на то, что чиновники будут ограничены в своих возможностях влияния на Президента, в том числе и в конституционных вопросах. Им (чиновникам) уже сложнее будет доказывать нежелательность (или «вредность») тех или иных изменениях в законодательстве.
При этом тексты отзывов «сквозят» снобизмом, подразумевающим, что кроме как в госорганах (особенно в Администрации), юристов, и тем более специалистов в области оружейного Права, больше ни где нет! Однако, при всем при этом, наличие у лица диплома о юридическом образовании отнюдь не гарантирует, что его владелец является Юристом либо, тем более, ПРАВОВЕДОМ.
Я же в своей работе над Законопроектом опирался совершенно на другие критерии (надеюсь более корректные, чем представители Власти и Депутаты). Вот, например, норма «оружие только отечественного производства» вызвала у меня сомнение. Как бы отреагировала на нее ВТО (Всемирная торговая Организация)? Как бы наши экспортные товары (аналогичные) не попали бы под санкции этой международной «конторы», да и на уровне национальных законодательств за подобное «местничество» могут все наши товары подвергнуть обструкции (вполне возможны потери Бюджета). А вот против гладкоствольных образцов короткоствольного оружия, могли выступить как Главное Экспертно-криминалистическое Управление МВД РФ, так и Минюст РФ (в случае принятия Законопроекта в первом чтении), поскольку их эксперты действительно не смогут определить, из какой конкретной единицы оружия, был произведен тот или иной выстрел. Особенно если он (выстрел) был произведен безоболочечной пулей, поскольку она деформируется даже при попадании в мягкие ткани организма. Та же самая «безнадега» будет и при расследовании случаев применения малокалиберного оружия (под патроны бокового боя), даже не взирая на то, что ствол у этого оружия нарезной. Особенно это будет касаться экспансивных патронов, снаряженных пулей с кратерным углублением в головной части (эта пуля практически выворачивается «на изнанку», и, следовательно, уничтожаются все следы от нарезов ствола). Эта коллизия так же не нашла своего отражения в Законопроекте.
Главной целью контрольных функций Государства является создание условий, обеспечивающих неотвратимость наказания за совершенные преступления, при безусловном обеспечении прав граждан, в том числе и на самооборону. Применение оболочечных пуль, на которых в любом случае остаются строго индивидуальные следы нарезов, является необходимым условием разрешения гражданам владеть огнестрельным короткоствольным оружием для самообороны. Именно наличие этих следов на пуле является тем «паспортом» оружия, по которому эксперты-балистики могут безошибочно определить, из какой конкретной единицы оружия был произведен выстрел. Поэтому в Законопроекте необходимо было предусмотреть внесение дополнения в часть 5 статьи 6 «Ограничения, устанавливаемые на оборот гражданского и служебного оружия». После слов «разрывного или трассирующего действия», необходимо было дополнить словами: «патронов с безоболочечными пулями к огнестрельному короткоствольному оружию самообороны».
(Примечание автора. В качестве примера - случай с «вашингтонским снайпером». Преступниками винтовка была приобретена легально и,  при наличии современных информационных технологий, в течение полутора-двух часов после получения экспертами-балистиками пули, поразившей первую жертву, она (винтовка) была бы установлена, а, следовательно, был бы «вычислен» и подозреваемый в совершении преступления. Но в США нет системы регистрации огнестрельного оружия на Федеральном уровне (а у нас, в России - есть!). Следовательно, активное сопротивление воплощению идеи о необходимости регистрации на федеральном уровне, огнестрельного оружия, находящегося в легальном владении граждан США (якобы дорого это для государства, но не дороже ведь действий в Ираке), можно квалифицировать как умышленное препятствование осуществлению Правосудия. Подобную Систему учета оружия необходимо иметь и на международном уровне – в структуре ИНТЕРПОЛА, объединив национальные Системы в единую информационную компьютерную Сеть).
Ничего не говорится в Законопроекте и о несовместимости ношения оружия и употребления алкоголя (впрочем, и разработчики Федерального Закона №112-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25. 07. 2002 года, внесенного в Думу Президентом, этого не учли, да и сама норма по ограничению ношения оружия в определенных условиях и копирующая, кстати, норму пункта 5 статьи 6, была включена новой частью 3 в статью 24 Закона «Об оружии», хотя ношение оружия регулирует статья 25 того же Закона, примечание автора). На мой взгляд, необходимо было предусмотреть дополнение пункта 5 статьи 6 и части 3 статьи 24 соответствующей нормой. Например, после слов «ношение гражданами оружия» дополнить словами «… в местах продажи алкоголя в розлив;», да и в приложении – «ПЕРЕЧЕНЬ Актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению, дополнению или принятию в связи с принятием указанного Законопроекта», указать какую статью «Кодекса административных правонарушений» дополнить новой частью (например, пунктом 3 статью 20.8.), содержащую санкции за ношение оружия в состоянии алкогольного и иного опьянения (по аналогии с подобной же ответственностью лиц управляющих транспортным средством в таком же состоянии).
На мой взгляд, дульной энергии пули, не более 300 Дж (либо что-то близкое к этому), действительно может оказаться вполне достаточно при применении (накоротке-то, практически в упор) гражданами своего оружия для самообороны в городах (хватает же частным охранникам!). Сейчас с правом ношения нам, гражданам, разрешено применять бесствольное оружие с дульной энергией до 60 Дж. Либо с правом только хранения по месту житель

зидент внёс в Думу свой вариант Законопроекта на туже актуальную тему. Но он не устроил уже Депутатов и был отклонён Палатой 16.04.99 года в ранее принятой редакции и в редакции Президента. Окончательно снят с рассмотрения постановлением ГД ФС РФ 14.03.2001 года, уже Думой третьего созыва.

Были и другие попытки решения этой проблемы и на уровне Федерального законодательства. Во время весенней Сессии Госдумы 1999 года комплексной законотворческой группой в составе: Членов Совета Федерации ФС РФ - А.А. Шиянова, А.Л. Черногорова; Депутатов Государственной Думы ФС РФ - С.С. Говорухина, В.И. Илюхина; Государственной Думой Ставропольского края – внесён Законопроект «О дополнительных мерах по защите основ конституционного строя, прав и законных интересов граждан на территории Ставропольского края». Пункт «е», Статьи 4 «Дополнительные меры» определял: «е) привлечение на добровольной основе граждан, проживающих на территории Ставропольского края, к защите основ конституционного строя, прав и законных интересов граждан.». И этот Законопроект не устроил большинство Депутатов (точнее тех, кто даёт им, Депутатам, «советы», обязательные для исполнения), в результате чего 14.02.2001 года, уже Думой третьего созыва, Законопроект был снят с рассмотрения.
В настоящее время, Госдумой РФ рассматривается Законопроект №248699-3, внесённый Законодательным Собранием Краснодарского края (принят к рассмотрению 22.10.2002 года) «Об участии граждан Российской Федерации в охране общественного порядка». Возможно, что он, Законопроект, решит проблему участия граждан в охране правопорядка. Но. Опять это «но». МВД отнюдь не «горит желанием» финансировать социальные гарантии гражданам, «народным дружинникам», из своего бюджета. И на штатных сотрудников денег не хватает (и это действительно так). Если вопросы финансирования будут решены помимо милицейского бюджета, то у сотрудников милиции может появиться несколько миллионов (3-4) вооруженных союзников (помощников). В одной Москве 400 тысяч вооруженных граждан, да в Московской области ещё 200 тысяч. Сколько это составляет дивизий, при грамотном подходе к делу – подсчитайте сами. В случае ситуации, аналогичной возникшей на Дубровке, можно будет «перекрыть» и Москву и область.
Не берусь решать все указанные аспекты. Но предполагаю, что знаю, как решить вопрос использования оружия. В своём Законопроекте, я предлагаю включить дополнительную статью 241, регулирующую вопрос применения оружия гражданами при исполнении ими добровольно взятых на себя обязанностей по охране общественного порядка:
«Статья 241. Привлечение для охраны правопорядка граждан Российской Федерации имеющих в собственности оружие.
Физические лица, граждане Российской Федерации, имеющие оружие на праве частной собственности, могут на добровольной основе привлекаться органами внутренних дел для охраны общественного порядка и обеспечения сохранности имущества граждан. В этих случаях оружие применяется в соответствии с Законом «О милиции».
О попытках решить эту насущную проблему на региональном уровне, уже говорилось – Закон Республики Дагестан «Об отрядах самообороны». Но он оказался «короткоживущим».
Нужно решить и ещё один вопрос. Сейчас МВД, в кризисных ситуациях, привлекает к выполнению охраны правопорядка и частные охранные организации, не гарантируя исполнения указанных выше социальных гарантий пострадавшим при этих действиях частым охранникам. Законы Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности» и «О милиции» не решают эти вопросы. Группа Депутатов ГД внесла Законопроект №173181-3 (принят к рассмотрению 14.02. 2002 года) «О негосударственной (частной) охранной деятельности и негосударственной (частной) сыскной деятельности в Российской Федерации». Возможно, что этим Законопроектом, удастся решить указанные проблемы.
Необходим и еще один Федеральный Закон - «Об охоте и охотничьем хозяйстве в Российской Федерации», с перечнем оружия и патронов, соответствующих объектам охоты (на разных дистанциях, естественно). Проект этого Закона, разработанный еще в Думе второго созыва, обсуждался на Парламентских слушаниях на тему: «Правовые аспекты регулирования охоты и охотничьих ресурсов» 19 марта 2001 года (уже в Думе третьего созыва). Но поскольку было определено, что он «никакой» (т.е. законопроект не обеспечивает ни полного государственного руководства, ни демократических принципов самоорганизации), его так и не вносили на обсуждение Палаты. К тому же количество охотников по отношению к легальным владельцам гражданского оружия позволяет предположить, что и среди них есть «мертвые души». Скорее всего, вступая в охотничьи общества (а ведь можно вступать в несколько разных по принадлежности «Обществ», учитывается же количество охотничьих билетов, а не людей, как таковых), граждане стремились получить соответствующее разрешение не только на хранение оружия, но и на его ношение, поскольку ружья, оформленные как оружие самообороны, из дома выносить нельзя (допускается только перевозка оружия в разобранном состоянии и отдельно от патронов). Ну, а право на приобретение нарезного оружия вообще невозможно без наличия охотбилета. И в этом вопросе надо отделить «мух от котлет». В Баварии, например, настолько жесткий подход к получению человеком статуса охотника, что только единицы людей, имеющих оружие, могут стать членом охотничьего общества, но не наоборот.
Все вышеизложенное - это все дела, так сказать - внутренние. Но есть факты не выполнения Российской Федерацией и Международных обязательств. Постановлением Правительства Российской Федерации № 1373 от 10.12. 2000 года Россия присоединилась к принятой Советом Европы европейской Конвенции «О контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами» (принята в Страсбурге 28.06. 1978 года). Но в связи с тем, что Конвенция не ратифицирована Государственной Думой, она считается хоть и подписанной, но не действующей на территории Российской Федерации. Противодействие ратификации Конвенции со стороны чиновников основано на том, что, как выяснилось уже после её подписания, существует специальный паспорт ЕС, в который заносятся данные об оружии, принадлежащем гражданам, с правом ношения и, следовательно, гражданин (в том числе, после ратификации, и России) имеет право перемещаться со своим оружием по всей зоне, охваченной единым правовым полем, без предварительного уведомления национальных правоохранительных органов. Ну и в угоду чьим амбициям не вносится Конвенция в Думу для ратификации? Да, необходимо будет вносить соответствующие изменения и дополнения в Закон «Об оружии», в нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, в ведомственные инструкции. Ну и что? Некому?
 
РАЗДЕЛ IV. Создание нормативных документов.
Исполнительская дисциплина в наших Ведомствах, весьма и весьма низкая. Не исполняются даже нормы Законов и прямые поручения Правительства России. Нормативные правовые акты, регулирующие оборот оружия в России, вместо положенных 2-3 месяцев готовятся годами. К примеру. О семимесячной задержке с созданием нормативных документов к первому Закону Российской Федерации «Об оружии» уже говорилось. Перейдем к более «свежим фактам. В статье 30 Федерального закона № 150-ФЗ «Об оружии» от 13.12. 1996 года сказано: «… Правительству Российской Федерации, … привести свои нормативные правовые акты в соответствие с настоящим Федеральным законом в течение трех месяцев со дня его вступления в силу.». Следовательно, «Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему» должны были вступить в силу не позднее 15-18 марта 1997 года, однако утверждены они были 21 июля 1998 года (ПП № 814), т.е. почти 1,5 года потребовалось.
В оправдание Правительства, можно сказать, что оно не занимается подготовкой подобных документов, это делают соответствующие ведомства, которые и разрабатывают проекты документов. Аппарат же Правительства окончательно согласовывает и редактирует готовый проект документа. Так вот, хочется спросить у соответствующего ведомства, кто конкретно соизволил игнорировать норму Закона и поручение Правительства?
 Далее. «Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему», утвержденные Постановлением Правительства РФ № 814, от 21.07.1998 года, должны были быть доработаны, с внесением в Правительство предложений по поправкам, в течение трех месяцев после их утверждения. К примеру, пункт 5 гласит: «Министерству культуры Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству экономики Российской Федерации, Государственному таможенному комитету Российской Федерации, Государственной налоговой службе Российской Федерации, Федеральной службе налоговой полиции Российской Федерации, совместно с заинтересованными организациями в 3-месячный срок внести в Правительство Российской Федерации проекты законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по регулированию оборота оружия, имеющего культурную ценность». Внесены же они были в Правительство 1 октября 1999 года (через год и три месяца!), после очередного напоминания - поручения от 16 февраля 1999 г. № ЮМ-П4-04958. Но предложения до сих пор не приняты (так подготовлены были), следовательно, поручение Правительства не выполняется.
Еще пример. Приказ по МВД № 288 от 12.04.1999 года «О мерах по реализации постановления Правительства Российской Федерации от 21 июля 1998 г. N 814», которым была утверждена «ИНСТРУКЦИЯ ПО ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО КОНТРОЛЮ ЗА ОБОРОТОМ ГРАЖДАНСКОГО И СЛУЖЕБНОГО ОРУЖИЯ И ПАТРОНОВ К НЕМУ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» -  почти год потребовалось на создание документа! Но и это еще не все. Пункт 7 «Приказа» гласит: «…в 3-месячный срок подготовить предложения о внесении изменений и дополнений в нормативные правовые акты МВД России в связи с изданием настоящего Приказа». То, что «Инструкция» не совершенна, что нуждается в коренной переработке скажет каждый, кто хоть немного связан с оборотом оружия. К примеру. Пунктом 162 Инструкция незаконно вмешивается в исключительные полномочия Правительства Российской Федерации. Парадокс в том, что «Приказ», а, следовательно, и «Инструкцию», издало МВД, и изменять их не собирается. Хлопотно это.
Осенью 2001 года в МВД прошло широкое совещание по вопросам законодательного и нормативного обеспечения оборота оружия в России. Опять были приняты решения о подготовке и внесении предложений по изменению и дополнению, как в «Инструкцию», так и в «Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему», так и в Федеральный закон «Об оружии». Все выступления сводились, в основном, к одному - необходимо срочно вносить изменения в действующее законодательство, которое стало тормозом на пути развития отечественного производства гражданского оружия, спорта (за что выступает Президент), торговли, которая дает поступления в Бюджет Государства, прав граждан, гарантированных Конституцией (гарантом которой является Президент), в том числе и на активную самооборону, в том числе и вне стен их жилищ. Ну и что же сделано? Ничего! Воистину, какой-то номенклатурный заговор, саботаж в активной форме. На ум приходит мысль о том, что Ведомствам вообще нельзя доверять написание текстов каких-либо их же руководящих нормативных документов. Они себе сами такого понаписывают (они должны не «изобретать» и толковать Законы, а исполнять их)! Передать бы эту функцию Минюсту РФ, хотя бы все грамотно, с юридической точки зрения, будет изложено. А Прокуратура России будет контролировать, в соответствии со своими полномочиями (в случае необходимость отменять или требовать изменения руководящего или законодательного документа), чтобы в этих нормативных документах, в результате лоббистских усилий заинтересованных ведомств и не появлялись бы нормы, нарушающие права Субъектов оборота оружия. И сами граждане через общественные организации, объединяющие их, могли бы добиваться исключения из нормативной базы положений ущемляющие их права.
 
ВЫВОД.
Вообще же можно констатировать, что своими действиями или бездействием отдельные руководители МВД мало того, что создают проблемы собственному Министру и другим правоохранительным органам, так еще и Правительству и Президенту, всему Обществу в целом. В качестве примера. Спичрайтеры МВД, при подготовке материалов Министру (касательно прав граждан на приобретение, ношение и применение пистолетов и револьверов), усиленно использовали нелегитимные термины типа «свободный оборот короткоствольного оружия» (это изречение, Б.В. Грызлов «озвучил» на совещании в Чите, в том смысле, что он против этого свободного оборота; ну и кто, собственно, за?). Эти же термины пестрят и в «Официальном отзыве» Правительства РФ на Калининградскую законодательную инициативу (кто текст «Отзыва» готовил?). Слава Богу, что подобного «свободного» безобразия Российское оружейное Право и не предполагает. Согласно Закону оно, оружие, может иметь только легитимный оборот! Но вот, что делать общественности с таким «Отзывом» Правительства России? Убеждать Депутатов ГД ФС РФ (а это, судя по итогам голосования – бесполезно) или Субъекта права законодательной инициативы, внесшего Законопроект в Думу (и это маловероятно), подать на этот нормативный документ в Суд, в части признания его, «Отзыва», нелегитимным, с целью отзыва его из Думы и повторного рассмотрения Законопроекта?
Не лучше положение и в ГТК России. Есть как факты коррупции, так и контрабанды оружия. Этот вопрос рассматривался и в Государственной Думе. В частности, можно упомянуть материал Сергея Соколова «Полная прозрачность границ для ввоза оружия и контрабанды», опубликованный в «Новых известиях» от 25.10. 2001 года и распространенный среди Депутатов на основании письма Депутата Андрея Вульфа.
Для исправления ситуации требуется создать правительственный орган – «Межведомственный Комитет» в структуре Административного департамента Аппарата Правительства Российской Федерации, который будет являться основным Государственным органом в области контроля над оборотом оружия в Российской Федерации. Не лишним будет и Федеральный информационный центр. При Комитете необходим, на наш взгляд, и Консультативный Совет, в который можно будет включить, с равными правами, представителей всех субъектов оборота оружия, а также представителей специальной Прессы. Эти структуры будут призваны обеспечить единые права и обязанности субъектов оборота оружия в России, устранение неисполнительности, местничества и ведомственности.
Государственную же Думу, Депутатов, необходимо обязать созданием Закона прямого действия. В нашем, оружейном смысле, это разработка «Кодекса об обороте оружия в Российской Федерации». Поскольку в должностные обязанности Депутатов компетентность не входит (не доводилось мне встречать еще людей, которые были бы специалистами во всех отраслях знания), разрабатывать текст «Кодекса» следует поручить специалистам, не ангажированных, при этом, корпоративными интересами.
(Примечание автора. Если у кого-то возникнет желание при создании нового Закона «Об оружии» прямого действия пойти по пути «наименьшего сопротивления» и не начинать все с «чистого листа», то можно взять за базу «Инструкцию», утвержденную приказом по МВД № 288, от 12.04.1999 года, добавить недостающие положения из других нормативных правовых актов (нормативная база проработана уже в достаточной степени) и необходимые новации, о некоторых из которых, уже говорилось, Тогда на сведение и редактирование текста такого Закона, много времени не потребуется.
 Законотворческий подход наших Депутатов «De minitus Lex non curat - Закон не заботится о мелочах» необходимо изжить раз и навсегда. «Кодекс» может, наконец-то, лишить чиновников возможности плодить подзаконные акты, ставящие запретительный барьер между гражданином и ПРАВОМ.
Контроль над исполнением положений оружейного Права России должен быть закреплен за Прокуратурой России. В том числе и в части, касающейся действий либо бездействия соответствующих должностных лиц. Доверяя, всегда проверяй!
(Примечание автора. Методическое Управление Генеральной Прокуратуры вполне может определить, соответствует ли квалификация «имя рек» занимаемой должности, входят ли в его компетенцию те деяния, которые им совершаются. При этом установить, знал ли он что «нарушает» (т.е. установить факт самоуправства) или не знал и почему не знал; не научили (?), не довели (?), не ознакомили (?), например, с должностной инструкцией или с руководящими нормативными актами (под роспись). В этом случае вся ответственность за возможные неправомерные деяния исполнителя возлагается на его непосредственного руководителя, со всеми отсюда вытекающими. Как уже говорилось,  правда, по другому поводу, любые права и полномочия подразумевают и правовую ответственность. «Звездопад» возможен всегда!).
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Россия продвигается по пути реформ с трудом, с болью и кровью своих граждан. Негативным моментом реформ является криминализация Общества, несоблюдение и несовершенство Законов, в результате чего процветает откровенный бандитизм и терроризм, с которыми Власти не могут справиться. При этом противоправные элементы, делающие ставку на вооруженное насилие, имеют в своем распоряжении практически любые образцы оружия и для достижения своих целей применяют его (оружие) безоглядно.
(Примечание автора. Для кого они, противоправные элементы, являются социально-близкими элементами, кто их так рьяно защищает?)
Конечно, хотелось бы пожелать, чтобы НАМ никогда не пришлось применять оружие самообороны по назначению, но, к сожалению, не могу этого сделать. Это будет «благим пожеланием», то есть обманом. Известное выражение «Si vis pacem, para bellum - Хочешь мира, готовься к войне» в нашем случае можно перефразировать: «Хочешь выжить -  вооружайся» (при этом уметь пользоваться тем, что имеешь – обязательно!).
Полностью согласен с теми, кто утверждает, что именно Государство должно обеспечивать безопасность своих граждан, что милиция и иные правоохранительные органы должны работать более эффективно! Но кто-нибудь сможет сказать, сколько лет потребуется на то, чтобы это стало реальностью? Сколько граждан приговаривается, фактически к смерти, прекраснодушными изречениями о необходимости «заставить милицию работать!» (о ежегодных жертвах противоправных деяний уже говорилось)? Сколько лет еще (а, следовательно, и жизней граждан, в основном добропорядочных), потребуется чиновникам на наведение порядка в стране?
Исходя из вышесказанного, вооружение граждан и утверждение за ними реального ПРАВА на активную самооборону, является тем стержнем, которого не хватает нашему Обществу. Вооруженный Народ является гарантом стабильности и сдерживающим фактором во всех взаимоотношениях существующих в Гражданском Обществе.
Решение вопроса, особенно после повторного провала законодательных инициатив, ставивших своей целью приведение норм Федерального Закона №150-ФЗ «Об оружии» в соответствие с Конституцией России, в части, касающейся утверждения за гражданами Права на владение короткоствольным оружием, может быть осуществлено несколькими путями.
1. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации рассмотреть вопрос: не является ли предоставление отдельным категориям граждан Российской Федерации права на самооборону с использованием (применением) как служебного, так и в некоторых случаях некоторыми же гражданами – боевого ручного стрелкового оружия, в то время когда остальные граждане лишены этого права, нарушением гарантированных Конституцией Российской Федерации равенства прав граждан перед Законом и Судом. В случае положительного решения Президент России, как гарант Конституции, может потребовать от Парламента внесения соответствующих изменений и дополнений в Федеральный Закон «Об оружии», либо осуществить свое право на законодательную инициативу и внести соответствующий законопроект, либо же может издать свой «Указ», который, имея ограниченные законодательные возможности, все-таки может заполнить имеющиеся в Законе лакуны (в качестве «гимнастики для ума» текст проекта подобного документа мною уже подготовлен).
2. Вынесение решение вопроса на Референдум (с внесением дополнительного пункта в статью 45 Конституции и утверждение самого Закона).
3. Самый «нервотрепный» способ решения проблемы. В преддверии выборов в Государственную Думу 2007 года, ожидается жесткая политическая борьба, в ходе которой будут использоваться любые технологии. Если какая-либо партия (новая?), отдаст приоритет правовым аспектам и одним из тезисов своей «Программы» провозгласит: «Граждане России должны иметь право на приобретение, хранение, ношение и использование огнестрельного оружия, в том числе и короткоствольного, в интересах обеспечения их конституционных прав на личную и общественную безопасность», - то есть предложат реальное признание Гражданских Прав россиян, то она – партия, сможет добиться исполнения своих притязаний (о, Господи, опять Революция!).
(Этот сценарий вполне возможен. К примеру. Передача «Основной инстинкт», канал ОРТ, эфир от 26.06. 2003 года, Статс-секретатарь МВД РФ - Васильев В.А. (в настоящее время – Председатель Комитета ГД ФС РФ по безопасности), заявляет, что, по их данным,  25 миллионов граждан хотели бы купить пистолеты. Вот Вам и 25 миллионов дополнительных голосов против нынешнего состава Государственной Думы, не считая тех, кто голосовал за партии неудачников или «против всех», либо вообще не ходил на выборы. Вполне будет возможен и срыв выборов, в результате либо неявки избирателей, либо подавляющего количества голосов «против всех». И такой случай уже есть. В Ульяновской области количество поданных голосов против всех  на выборах в Государственную Думу, дважды срывало выборы. Примечание автора.)
Как подобная коллизия скажется на результатах выборов Президента России в 2008 году – прогнозу не поддается.
В конце концов, нам и самим надо понять, насколько мы полноценные граждане в своей стране!
И последнее. Лучшими друзьями законопослушного гражданина Российской Федерации считаю не Депутатов, не «Сенаторов», не Правительство, не Президента, желающих (либо не желающих!?) нас облагодетельствовать, а его (гражданина) личный пистолет (револьвер), являющийся продолжением его руки и дееспособную, компетентную и квалифицированную полицию, исполняющую Закон и относящуюся с должным уважением к правам и законным интересам граждан. И то и другое МЫ – граждане, имеем право требовать от нашей Власти. Может быть, это (личное оружие и полиция) кому-то и покажется парадоксом, но жизнь и сама по себе явление парадоксальное.

В.П. Полозов

(Примечание автора. Предварительная версия статьи была опубликована (в сокращении) в газете «Пять охот», №5 (май) 2002 года, стр. 2-3.
Список использованных, но не указанных в тексте источников, помещен в Приложении №2).


Информация © 2000-2007
Все права защищены. Правила

разработка дизайна, дизайн студии москвы - студия АВИМ

Контакты

Телефон: 8-916-681-50-13
Эл. почта: info@saiga.ru, rafferty@mtu-net.ru