www.saiga.ru
    

ЛЮБИМОЕ ОРУЖИЕ НАРОДА.

«Человеку присуще чувство самосохранения. Оно присуще ему  и как существу нравственно - разумному, и как высшему созданию животного  царства. Это чувство вложено природой в человека так глубоко, что не оставляет его почти никогда; человек стремится к самосохранению с одной стороны, инстинктивно, а с другой - сознавая свое право на существование. В силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; - он имеет на это право и притом право, которое должно быть рассматриваемо, как прирожденное. Сознавая свое право на существование, человек ограждает это право от всякого чужого посягательства, от всякого не права».

А. Ф. Кони «О праве необходимой обороны».

 

Предисловие.

Эта работа посвящена огнестрельному оружию самообороны (ULTIMUM RATIO CIVILS - последний довод граждан).

На мой взгляд, существует насущная необходимость еще раз попытаться объяснить членам Общества конституционность их права, в соответствии со статьей 2 и частью 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации, на личную и общественную безопасность. Общее неблагополучие с состоянием и поддержанием законности в России, а так же усугубление, в настоящее время, криминального беспредела и терроризма (в том числе и международного), только добавляет аргументов к утверждению этого мнения.

Общественность должна осознать одну истину - в критической ситуации каждый гражданин обязан, прежде всего - сам, позаботиться о своей безопасности, вплоть до применения огнестрельного оружия. Какими бы масштабными не были правоохранительные органы, они, в подавляющем большинстве случаев, начинают выполнять свои обязанности уже после совершенного преступления.

Сейчас перевес в силе на стороне преступников. Граждане в глухой обороне, правоохранительные органы, неся потери, с трудом отражая атаки, не способны защитить даже своих сотрудников. Поэтому защити себя САМ, свою семью, соседа, друга, того же милиционера, в этом случае можно рассчитывать, что, возможно уже завтра, помогут тебе, прикроют твою спину. В Библии не зря говорится: «Помоги себе сам».

 

Часть 1. Политико-правовая.

Сравнивая в историческом аспекте законодательства об оружии разных стран Мира, можно прийти к несколько удивительному выводу. Несмотря на обычную бюрократическую неразбериху, отсутствие единого Закона «Об оружии», то есть разбросанность статей, посвященных праву как на владение оружием, так и на его использование, по разным Кодексам, царская Россия являлась наиболее либеральной страной в этом вопросе. Большинство стран Европы имели и имеют очень жесткое оружейное законодательство. Только в Швейцарии и США у граждан была возможность иметь практически любое стрелковое оружие в собственности.

В мировой практике наметилась тенденция еще большего ужесточения национальных законодательств об оружии. Заключаются и международные договора по унификации законодательных и нормативных актов, относящихся к регулированию оборота гражданского оружия.

37-я сессия Генеральной Ассамблеи Интерпола еще в 1968 году, на основе проведенного анализа национальных законодательств стран - членов Интерпола по вопросам продажи, хранения, ношения огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, приняла резолюцию, содержащую конкретные рекомендации для стран - членов Интерпола, к числу которых теперь относится и Российская Федерация. Также Совет Европы принял Европейскую конвенцию «О контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами» (Страсбург, 28.06.1978 года). Постановлением Правительства Российской Федерации от 10.12.2000 года № 1373 Россия присоединилась к выше указанной Конвенции, но в связи с тем, что Конвенция не ратифицирована Государственной Думой, она считается не действующей. Есть и соответствующие директивы Евросоюза: № 91 – 477, от 18 июня 1991 года и № 93 – 15, от 5 апреля 1993 года (и другие), нашедшие свое отражение в национальных Законах стран Европы, касающихся вопросов оборота оружия.

Эксперты ООН пытаются найти консенсус в вопросах терминологии и единого понятийного аппарата в оружиеведческой науке. Прорабатываются вопросы сведения национальных законов к единому Закону, причем берутся за базу наиболее жесткие статьи. Обнародован доклад, подготовленный для Генерального Секретаря ООН комиссией по предупреждению преступности и уголовному правосудию (6-я сессия, Вена, 28.04 - 09.05.1997 год.), «Реформа системы уголовного правосудия и укрепления юридических учреждений. Меры по регулированию оборота огнестрельного оружия».

Однако с уверенностью можно утверждать, что благополучная Европа, Япония и даже США находятся в более спокойной полосе развития. Есть общие, международные, тенденции борьбы с уличной преступностью, которая, кстати, и является наиболее болезненным фактором для граждан, как в России, так и в других странах. Практически везде на уличную преступность приходится более 90% всех преступлений против личности (в 1998 году, в России от преступных посягательств погибли 64 545 человек; получили тяжкие повреждения здоровья – 81 565 человек). Именно поэтому власти США, Франции, Италии, стран Балтии, Молдавии и других государств вынуждены, признавая наличие проблемы, признавать право граждан на самооборону с оружием в руках, в том числе и с короткоствольным.

Некоторые корреляции в области борьбы с преступностью, защите прав человека, в том числе и на жизнь, в настоящий исторический момент возможны только между странами третьего мира и Россией.

Прежде чем перейти к последующему изложению материала, хотелось бы сказать несколько слов и по правовым вопросам применения и ношения оружия.

Часто в популярных изданиях можно вычитать такие рекомендации. «Применению оружия в интересах самообороны или в состоянии крайней необходимости должны предшествовать следующие действия (якобы в соответствии с Законом!?): предупредить агрессора (агрессоров) о последующем применении оружия; достать его (оружие); зарядить его; произвести выстрел в воздух, демонстрируя серьезность своих намерений» и т.д. и т.п. Проверим.

Действительно, часть первая статьи 24 Федерального Закона №150-ФЗ «Об оружии» предписывает: «Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, …» – но как это будет сделано - статья Закона не определяет (остальные статьи, впрочем, то же). К тому же, почему-то никто не цитирует продолжение этой части. А там сказано следующее: «… за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь за собой иные тяжкие последствия». Следовательно, в особо критической ситуации, можно стрелять сразу. Озаботьтесь, по возможности, только наличием надежных свидетелей, которые и подтвердят вашу правоту.

Что же касается предупредительных выстрелов, то подобной нормы в указанной части статьи 24 нет (и было бы очень странно, если бы они - такие нормы, присутствовали в Законе). Нет, поскольку именно эти не прицельные выстрелы и могут поразить посторонних граждан. А это, как минимум, нанесение ущерба третьим лицам, либо – убийство, совершенное по неосторожности (см. УК РФ: статья 109 «Причинение смерти по неосторожности», либо ст. 118 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности», не говоря уже о повреждении чужого имущества, ст. 168).

При этом статья 24 является редким исключением в Законе, обладая нормами прямого действия, поскольку отсылочных норм к нормативным правовым актам Правительства, типа - «Правила применения оружия гражданами определяются Правительством Российской Федерации» – в ней отсутствуют.

Правила же ношения оружия определяется частью 1 статьи 25 Закона «Об оружии».   «Правила учёта, ношения, перевозки, транспортирования и уничтожения оружия определяются Правительством Российской Федерации». Именно в развитие этой нормы Закона в «Правилах оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему» (ПП № 814, от 21.07. 1998 г.) частью 2, пункта 63, главы XII «Ношение и использование оружия», установлено: «Досылание патрона в патронник разрешается только при необходимости применения оружия либо для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости».

Действия Властей, в этом вопросе, обусловлено следующим обстоятельством. Еще в конце 1942 года – начале 1943 года (во время битвы под Сталинградом), судмедэксперты и, в частности, Алисевич Владимир Иванович, доказали, что в подавляющем большинстве случаев, квалифицируемых фронтовой контрразведкой СМЕРШ и военной прокуратурой как «самострелы» или «умышленные убийства» («покушения на убийство»), виновны были ненадежные предохранительные устройства используемого оружия - пистолетов ТТ и пистолетов-пулеметов ППШ-41. На боевом взводе от внешнего сотрясения мог произойти самопроизвольный выстрел. Данное положение привело к стойкому неприятию нашим начальством (и пользователями, конечно, тоже), к ношению оружия (в основном – пистолетов, но потом это «неприятие», распространилось и на остальное огнестрельное оружие) с патроном в патроннике, даже с постановкой оружия на предохранитель. Предубеждение действует до сих пор.

 

Часть 2. Историческая.

После выхода  в  свет  моих  книг «Гражданское огнестрельное оружие самообороны (Ultimum ratio civils)» и «Гражданское общество и оружие» мне довелось побеседовать на эту тему со многими людьми. В результате выкристаллизовался достаточно неожиданный тезис, который можно сформулировать в следующем  виде: «Любимым народным оружием самообороны могут быть любые вариации на тему «обреза». Конечно, я и сам подразумевал нечто подобное. Но не до такой же степени!?

Пришлось заняться определенными историческими изысканиями, чтобы попытаться хотя бы самого себя убедить в этой формулировке. В результате начала складываться новая книга, некоторые мысли из которой и предлагаются на ВАШ, читатель, суд.

Оружейная культура в России складывалась весьма своеобразно. Она имела весьма существенные отличия по регионам (в этом мы были очень похожи на США, или они на нас?), были так же отличия между городом и деревней. В России револьверы и пистолеты считались «господским оружием» и для хозяйства абсолютно бесполезным. Действительно, на охоту с ним не пойдешь. Пастуху для защиты общинного стада от волков, медведей и конокрадов также не подходило. Потребностей в личной самообороне, у простых людей, с помощью короткоствольного оружия так же не ощущалось, все проблемы в этом вопросе «мужики» решали кулаком, колом или, в крайнем случае, топором. Длинноствольное нарезное оружие так же имело незначительное распространение, в основном, в среде сибирских охотников - профессионалов, да еще у казаков в каждом доме была винтовка или карабин.

Другое дело ружье. Вещь полезная во всех отношениях. Без ружьишка ямщики, особенно в почтовой службе, в путь не пускались. Кабатчики держали его под прилавком, с патронами, заряженными крупной солью, либо горохом. Сторожа, храня хозяйское добро, пользовались им же, и так же с «солеными» патронами.

Однако, ружье ружьем, но некоторым категориям верноподданных Российской Империи требовалось пуле-дробовое оружие и с коротким стволом. Поэтому Тульский Императорский Оружейный Завод и выпускал двуствольный пистолет 20 калибра под стандартные, в то время, патроны с длиной гильзы – 65 мм, снаряжаемые черным порохом. Были единичные образцы и других калибров. В основном, это было штучное оружие, отличающееся достаточно высокой для рядовых потребителей ценой. Но в сравнении с импортными образцами, например нарезными: «Ховда» (внешнекурковый образец, с двумя горизонтально расположенными стволами), под патрон .577 «снайдер», или «Ланкастером» (внутри курковый образец, с двумя вертикально расположенными стволами), также калибра .577, цена отечественного оружия была весьма умеренной. Если оружие отвечало соответствующему уровню престижности и надежности, то продолжали пользоваться и устаревшими к тому времени образцами, например, капсюльным, дульнозарядным, гладкоствольным, так называемым – паланткиновым пистолетом. Вообще же, в употреблении были образцы как одноствольные, двуствольные, так и трех-, и четырех-, и пяти-, и даже шестиствольные пистолеты (дерринжеры, бундревольверы, пепербоксы), нарезные и гладкоствольные. Общее количество подобного оружия было весьма незначительное.

В качестве экзотики ими пользовались, следуя британской охотничьей моде, охотники из состоятельных, для «добирания» зверя. Ну, можно упомянуть еще и лиц, перевозивших большие партии товаров и крупные суммы наличных денег (приказчиков крупных торговых домов, либо купцов «средней руки», экономящих на наёмной охране), особенно на бескрайних сибирских просторах (при гужевом – то транспорте), где один полицейский приходился на территорию сравнимую с Францией (а то и поболее), ну а бандиты – разбойники чувствовали себя там привольно. Правда, некоторые, из благородного сословия, предпочитали для целей охоты либо самообороны в дороге крупнокалиберные револьверы, вроде «Смит и Вессон» калибра 4,2 линии (.44 Русский), «Веблей», калибра .455, либо самозарядные (по классификации того времени – автоматические) пистолеты: «Парабеллум» или «Маузер» К – 96 и другие, иногда с художественной отделкой. Публика же попроще продолжала пользоваться устаревшими образцами оружия, следовательно, и дешёвыми, вплоть до советских времен, когда всё это оружие было изъято или владельцы сами от него избавились, либо спрятали (закопали?).

В криминальной среде царской России нарезное огнестрельное короткоствольное оружие также было признаком элитарности. Но и только. Широкого практического значения оно не имело (хотя для людей, находящихся не в ладу с законом, «достать ствол» не являлось и не является чем - то невозможным, как раньше, так и теперь).

С началом революционного периода, короткоствольное нарезное оружие начало распространяться среди боевиков разной ориентации, благо, что подданные царя-батюшки могли придти в магазин и практически свободно (до 1906 года) купить себе любой револьвер или пистолет, «Наган» или «Браунинг», по вполне доступной цене от 16 до 20 рублей (минимальная месячная зарплата). Были образцы и более дешевые, от 2 до 5 руб., но не отличающиеся особым качеством. «Парабеллум» же стоил 40 рублей, а «Маузер» К–96 порядка 43-45 рублей.

В последствии купить пистолет имел право лишь человек, представивший для этого именное свидетельство (аналогичное современной лицензии), выданное начальником местной полиции. Только в течение 1906 года были изъяты десятки тысяч револьверов и пистолетов, приобретенных россиянами до принятия новых правил. В одном Ростове изъяли 1137 нарезных «стволов». Впрочем, охотничьих, как нарезных, так и гладкоствольных не автоматических образцов и маломощных, так называемых - «дамских» (Ео до 150 Дж) образцов для самообороны, принадлежавших добропорядочной, благонадежной публике (а это могли быть не только «господа», но и их дворники), это не касалось. Более мощное оружие, принадлежащее благонадёжной «публике», было зарегистрировано. Винтовки и карабины военного образца, в коренной России, так же изымались, в том числе и у «господ», кроме наградных и призовых экземпляров. Цивильной публике, для охоты в европейской части России, считались разрешенными нарезные одно и двуствольные штуцера или тройники.

Исключением являлись офицеры армии и флота, чины прокуратуры, полиции и жандармерии, пограничной стражи, судьи, служащие органов государственного управления имевшие право на приобретение в личную собственность, для служебной надобности, любого стрелкового оружия (в основном пистолетов и револьверов, ну и кроме пулеметов, конечно). Для этой цели существовал высочайше утвержденный список рекомендованных моделей, действительно лучших по тому времени (см. ниже - Приказ по Главному Артиллерийскому Управлению № 74 от 07.02.1907 года). Вряд ли стоит пояснять, что оружие они могли (и даже были обязаны) применять для личной самообороны или поддержания общественного порядка и во внеслужебное время. Выходя в отставку, эти категории госслужащих сохраняли за собой право на владение оружием. Царь своим служащим доверял.

 

ПРИКАЗ № 74

С.-Петербург. Февраля 7-го дня 1907 года.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, в 4-й  день Февраля, высочайше повелеть соизволил:

1) Разрешить офицерам иметь в строю и вообще при исполнении служебных обязанностей, когда установлено быть при револьверах, револьверы и автоматические пистолеты следующих систем: 3-х лин. револьверы обр. 1895 года, пистолеты Браунинга, калибром 9 мм, и пистолеты Бохардт-Люгера (Парабеллум), также калибра 9 мм с тем, чтобы отпускать патронов для практической стрельбы офицеров и впредь производить только для 3-х лин. револьверов обр. 1895 года.

2) Разрешить офицерам иметь при себе вне строя револьверы и пистолеты вышеперечисленных систем и, сверх того, пистолеты Браунинга 1 и 2 образца калибром 7,62 и 6,35 мм.

3) Генерал-Инспектору Артиллерии предоставить право утверждать для ношения офицерами в стою и вне строя, револьверы и пистолеты и последующих систем по выработке их и одобрении Оружейным Отделом Артиллерийского Комитета.

Объявляя о таковом Высочайшем повелении, подтверждаю:

1) что порядок приобретения револьверов и пистолетов сохраняется прежний, т.е. с разрешения командиров частей войск и начальников управлений и заведений,

2) что офицерам, безусловно, воспрещается передавать приобретенные револьверы и пистолеты частным лицам, не имеющим разрешений подлежащих властей на содержание такового, и в случае нарушения этого пункта офицеры подлежат привлечению к законной ответственности.

(По Главному Артиллерийскому Управлению)

 

Примечание. В настоящее время существует настоятельная необходимость вернуться к подобной практике для госслужащих особой степени риска: военнослужащим, служащим МВД, ФСБ, работникам прокуратуры, судов, таможенной службы и других служб. В 1999 году погибли: 10 работников ГТК, 9 сотрудников ФСБ, 7 прокурорско-следственных работников, 8 работников судов. Были и другие потери.

С пришествием 1917 года наступает эпоха передела собственности, террора и обыкновенного бандитизма. Народ осознал, что является беззащитным. То количество пистолетов и револьверов, которое было «на руках» и в продаже, оказалось «каплей в море». Непродуманное разоружение народа, когда власти боялись за свое положение, опасаясь вооруженных подданных, больше, чем политических террористов и уголовников, терроризирующих этих подданных (одних экспроприаций «экспроприаторов» сколько было), привело в конечном итоге к известному результату. Очень многие готовы были защищать государство и стабильность! Но не с пустыми же руками идти на штыки и пулеметы!?

Однако не бывает спроса без предложения. Так и родился на свет знаменитый «кулацкий» обрез трехлинейки. Незаконно рожденный представитель (он же «бастард») добропорядочного семейства винтовок Мосина, сформировавший наш менталитет в вопросе оружия самообороны (народное оружие).

Примечание. Кстати, этим «бастардом» мосинской винтовки очень любили пользоваться и красные (советские) партизаны, и подпольщики во время Гражданской и Великой Отечественной войн, а не только бело-кулацкие боевики и прочие противоправные (криминальные) элементы. Но об этом и так все знают. Ничего нового я здесь не сказал.

Меньше известно об укороченных образцах заграничных винтовок (в том числе трофейных). Их было не меньше, чем обрезов - трехлинеек. Резали любые, были бы патроны.

В этом ряду особенно выделяются обрезы винтовок Винчестера, образца  1895 года. Царское правительство закупило эти устаревшие винтовки, модифицированные под наш трехлинейный патрон образца 1908 года («США для РОССИИ»), во время I Мировой войны, в весьма значительном количестве, в связи с нехваткой трехлинеек Мосина. Состояли они на вооружении, в основном, в тыловых частях, откуда винтовки и «разошлись по рукам» с началом революционных событий. К тому же «Винчестеры» всех моделей, не только М 1895, поставлялись в Россию и как охотничье оружие (но, естественно не под «казенные» патроны к военному оружию России). Отдельные образцы этих винтовок были на руках у сибирских и дальневосточных охотников еще в шестидесятые годы, уже прошлого, 20 века.

Примечание. Обрез «Винчестера» М 1895, в связи с пачечным заряжением на пять патронов и скобой Генри, создавал возможность высокой интенсивности стрельбы, превышающую скорострельность винтовок с продольно скользящим, с поворотом, затвором. Наружный курок обеспечивал надежную безопасность хранения и ношения заряженного оружия на уровне револьвера.

В 1918 году Власть в очередной раз перепугала народ. Первым правовым актом в области Оружейного Права в Советской России является Декрет СНК РСФСР от 10 декабря 1918 года «О сдаче оружия». Исполнение данного Декрета было возложено на Военно-революционные Комитеты и Чрезвычайные Комиссии на местах. Сдаче и принудительному изъятию подлежали винтовки, пулеметы, пистолеты и револьверы всех систем, патроны к ним, взрывчатые вещества и взрывные изделия, длинноклинковое оружие (сабли, шашки и т.д.), как исправные, так и неисправные. Данным Декретом российские граждане были лишены права на приобретение, хранение, ношение и применение огнестрельного оружия, и особенно - короткоствольного, в качестве средства самообороны.

Обосновывался данный Декрет необходимостью подавления происков эксплуататоров и «озабоченностью» по обеспечению общественной безопасности: «не будет у людей оружия, не будет и бандитизма». Однако «благие» намерения, как всегда, привели к обратному результату. Лишившись права на легальную самооборону с применением «правильного» оружия (тех же пистолетов и револьверов) люди обратились к крайним средствам – к обрезам (оружию скрытого ношения!). Именно во время Гражданской войны и в первые годы после неё бастарды и стали тем «любимым оружием народа» (на генетическом уровне!). Именно по этой причине, при малейшей угрозе своей безопасности (во время военного или криминального лихолетья), граждане и режут стволы у любых подвернувшихся под руку ружей либо винтовок/карабинов (нелегально приобретённых, своё легальное оружие, ни кто не уродует). Любые запретительные и (или) карательные действия Властей, положительного эффекта не обеспечили. Именно поэтому уже 100 лет ей (Власти) не верят граждане. Впрочем, Власть добилась этого сама, своими действиями. Ей и решать – что же дальше то делать. Как добиваться доверия людей!

Правда, сопротивление чиновничьему «нельзя» было всегда и во всех слоях Общества.  До настоящего времени внуки-правнуки партийных и советских деятелей, комиссаров и краскомов РККА, белых офицеров и крестьян (как участвовавших в «бунтах», так и не участвовавших, но имевших оружие для крайнего случая) и прочие, прочие, прочие - находят потаённые «захоронки» дедов-прадедов с маузерами, браунингами и наганами, или с «кулацкими» обрезами. И до настоящего времени Власть не смогла изъять все оружие оставшееся на руках у народа со времен Великой Отечественной войны, с которым граждане не пожелали расставаться.

Далее. Обрезы отнюдь не являются российским изобретением. Можно вспомнить «лупару», обычный ружейный обрез, оружие сицилийских бойцов–террористов, борцов с австрийскими оккупантами. Оружейным символом освоения «Дикого Запада» США, наряду с револьвером Кольта и карабином Винчестера, могут служить и обрезы – бастарды. Ружья с укороченными стволами использовались в почтовой службе США (до чего живучи традиции, такие же ружья используются и сейчас в полиции США). Всяческие там плохие парни, ковбои - грабители или парни хорошие, шерифы и те же ковбои, пользовались самыми натуральными обрезами ружей и винтовок. В частности это касается оружейного героя вестернов – обреза карабина «Винчестер» М 1882, созданного под патроны центрального воспламенения, с металлической гильзой, калибра .44 - 40, с безоболочечной пулей.

Так было. А как же обстоят дела с бастардами сейчас? Из сообщений средств массовой информации можно узнать, что наш «любимый бастард» здравствует в криминальной среде и поныне, правда, в существенно меньших количествах, чем раньше. Противоправным элементам хватает короткоствольного оружия, нет у них дефицита в «орудиях производства». Правда, в связи с новациями в Уголовном Кодексе РФ (см. Федеральный закон №162-ФЗ от 8.122003г.), которые исключили уголовную ответственность лиц за неправомерный оборот гладкоствольного оружия: приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку и ношение, за исключением его использования и применения (см. часть 1 статьи 222) – количество преступлений именно с применением «гладкоствола» увеличилось. Количество же преступлений с применением нарезного оружия немного сократилось (правда, ненадолго).

Из тех же СМИ можно почерпнуть и такие сведения. В 1989 году в России было совершено 3 550 преступлений с применением оружия, в 1992 году — 8 873, в 1993 году — 22 116, в 1998 году – 17 243. В свою очередь, из зарегистрированного, находящегося на учете в Москве легального оружия, в 1994 году не было ни одного случая противоправного применения. За 1995 год зарегистрировано 6 случаев применения гражданского огнестрельного оружия в преступлениях, совершенных на бытовой почве, за 2001 год – 8 случаев. Среднее статистическое количество подобных преступлений составляет  5 – 10 случаев в год (год на год не приходится).

Посмотрим правде в глаза. Вопрос защиты жилища и недвижимости, в принципе, решен. Не в «диогеновых» же бочках мы живем. Сами помещаемся, и ружью место найдется. Однако никто не застрахован от нападения на улице и дороге. Народ исхитряется, как только может, «перевозя» наиболее малогабаритные образцы ружей. В том числе, и даже в большинстве своем - работники силовых ведомств, причем совершенно оправдано. В 1998 году только во внеслужебное время погибли 1 223 человек и получили ранения 2 470 человек из числа служащих МВД, не имевших разрешения, в нарушение соответствующего Приказа, на постоянное ношение табельного короткоствольного оружия. Все понимают, что нарушают Закон, но другого выхода нет. Для справки — по опросам Министерства Юстиции США из числа заключенных в тюрьмах: 34% были спугнуты, ранены или задержаны вооруженными гражданами; 40%, как минимум, один раз за период своей противоправной деятельности отказывались от планов преступлений, поскольку имелись опасения, что потенциальная жертва вооружена (заметьте, опасались, того, что жертва только могла быть вооружена, теоретически!).

Поскольку необходимость в малогабаритном оружии самообороны, с правом ношения и применения, для гражданского населения сомнений не вызывает (интересно, права человека, в том числе и на жизнь, не говоря уже обо всем остальном, у нас в России есть, или как?), а возможность иметь легальный (с нашими то Парламентом, не имеющего обоснованных мотивов их постоянного «это не допустимо») пистолет или револьвер, как менее опасное оружие, теперь даже в отдаленном будущем - маловероятна (даже после «Норд-оста», частых убийств чиновников высокого ранга, либо «благодаря» этому). Маловероятна даже притом, что в Федеральном Законе «Об оружии», гражданам не запрещено владеть, на правах личной собственности, короткоствольным огнестрельным оружием. Правда и не разрешено, за исключением такой категории как – наградное оружие.

Примечание. Еще более трех лет назад, 19 мая 1999 года, внефракционная депутатская группа в Госдуме Второго Созыва, в количестве 22 человек, что составляло, на тот момент, 5% от состава депутатского корпуса, внесла законопроект, № 51296 с поправками к Федеральному Закону № 150-ФЗ «Об оружии». В Законопроекте содержалась норма, утверждавшая за гражданами право на хранение и ношение пистолетов и револьверов в целях личной безопасности. Но 28.10.99 г. Законопроект был снят авторами с рассмотрения без объяснения причин, а Думой третьего Созыва, он был отклонен 08.09.2000 года.

Законопроект, внесенный 07.03. 2003 года в Государственную Думу РФ (регистрационный  № 303728-3) Думой Калининградской области, также содержащий норму, утверждающую право граждан России на приобретение, хранение, ношение и применение короткоствольного огнестрельного оружия, постигла та же судьба. На пленарном заседании Палаты, 17.09. 2003 года, Законопроект был отклонен!

Ладно, оставим эту проблему «на потом». Эта тема отдельного разговора.

 

Часть 3. Технический раздел.

*Немного теории.

Сейчас давайте разберемся, что из оружия, находящегося в производстве и продаже у нас, соответствует классу оружия самообороны и менталитету некоторой части пользователей оружием и конструкторов.

Сначала немного рассуждений и определений.

Поскольку малогабаритных образцов гражданского длинноствольного оружия, созданного под пистолетные/револьверные патроны у нас в стране - нет, а присутствующие в магазинах образцы созданы под патрон

%; TEXT-ALIGN: left" align="left">* Поскольку приклад узок и короток, необходимо поставить складной приклад от «СВД-С», складываться он должен на правую сторону.  Приклад, складывающийся на правую сторону, присутствовал на опытной модели малогабаритного автомата Калашникова образца 1976 года, присутствует и на автомате АЕК-971, но они, приклады остались такими же не эргономичными, поскольку основной упор делается на технологичность и, следовательно, на снижение стоимости.

* Ствольную коробку и ряд ненагруженных деталей можно изготавливать из прочного («военного») пластика.

* Предохранитель установить аналогичный установленному на винтовке «Галлил» (для экстренного приведения в «боевое» состояние, на ней, с левой стороны ствольной коробки, дополнительно к обычному «калашниковскому» предохранителю, установлен рычаг, которым, большим пальцем правой «стреляющей» руки, можно отключить предохранитель, не отрывая руку от рукояти удержания оружия).

* Устанавливать эффективный дульный тормоз – компенсатор – пламегаситель.

* Внешнее оформление последней модификации «Сайги», так называемое исполнение «030», вполне приемлемо (хотя каждый владелец всегда что-нибудь, но доработает). На установленную планку Пиккатини кроме оптических и/или коллиматорных прицелов, можно устанавливать и диоптрические (в чём-то аналогичные устанавливаемым на германской винтовке G–3), вместо штатного механического прицела, что даст увеличение прицельной линии, следовательно, будет способствовать и меткости.

* Под стволом карабина, необходимо закрепить гладкоствольное однозарядное стреляющее устройство (с длиной ствола ограниченной дульным срезом основного ствола), для отстрела ружейных патронов снаряжённых поражающими элементами не летального воздействия (в крайнем случае, если ничего интересного «не придумается», можно использовать сигнальный пистолет СП-81, либо его аналог). «Подствольник», конечно, лучше бы 4-го калибра, поскольку патроны этого калибра наиболее эффективны (аналог – патроны к 23 мм карабину КС-23, «Волна» Р). К сожалению, таких гражданских патронов у нас не производится, да и стоить они будут гораздо дороже патронов 12-го калибра, и импульс отдачи будет для некоторых пользователей непереносимым (правда ствол 4-го калибра можно дооборудовать вставными стволиками других калибров, в том числе и 12-го). Поэтому, наверно, лучше остановиться на 12-м калибре, патроны которого имеют самую «богатую» гамму снаряжения, в том числе выпускаются патроны и ударно-травматического, не летального воздействия. При условии, что спусковой крючок второй гладкоствольной подсистемы будет располагаться в общей спусковой скобе (тогда ствольная коробка карабина будет считаться и ствольной коробкой второго, относительно короткого ствола, но длина ствола со ствольной коробкой будет, в соответствии с Законом, более 500 мм), оно, двукалиберное оружие, будет считаться единым образцом, т.е. будет вполне легальным и, что самое главное, весьма эффективным образцом гражданского оружия самообороны. Для перезаряжания гладкий ствол может выдвигаться вперед, как на «Рыси», либо откидываться на шарнирах, вправо или влево, по типу ствола одного из вариантов подствольного гранатомета, устанавливаемого на английской винтовке  L 85 А1.

Подствольник 4-го/12-го калибра для отстрела резиновой пули, либо дробового/картечного снаряда, да приклад выдвижной (подпружиненный, самовыдвижной), при уже упоминавшихся «законных» габаритах, т.е. более 500/800 мм, да доработанного «030» исполнения - завершат создание двукалиберного, массового образца оружия самообороны, приближающегося к некоторому идеалу. При тех незначительных импульсах отдачи, которые создают патроны .410 калибра и 12 калибра с резиновой пулей, выдвижная схема приклада будет вполне приемлема. Правда, емкость магазина должна быть уменьшена до 9 патронов, чтобы «не ругаться» с Законом. Но, поскольку штатные 10-ти местные магазины от обычной «Сайги» не подходят к исполнению «030», то и эта проблема – ёмкость магазина, не будет создавать проблемы.

Примечание. В Законе не говорится, какое суммарное количество патронов может быть в заряженном оружии, в том числе комбинированном. Определено, что в магазине (барабане) может быть не более 10 патронов (но о количестве магазинов (барабанов), на единице оружия - ничего не говорится!). Следовательно, если перед применением оружия в патроннике будет патрон и 10 патронов в магазине, то мы будем в своём праве. Вот только зная работу Системы по контролю за соблюдением Закона «Об оружии», считаю, что доказывать ей (системе) что бы то ни было – нерентабельно. В Суде можно доказать свою правоту, но жертвовать своими нервами ради одного патрона в магазине карабина не собираюсь. Другое дело если возникнет необходимость добиваться сертификации самой двукалиберной системы со спусковыми крючками в единой спусковой скобе в судебном порядке. Вот тогда, параллельно, и можно будет решить вопрос и о количестве патронов.

Можно, конечно, создать оружие и под патрон 32 (охотничьего) калибра, с дульной энергией пули до 1500 Дж. Дробовые патроны класса «экстра» уже давно разработаны – «СН – Д», нужен только патрон пулевой, того же качества. В сочетании конструкции Калашникова, сверловки Ланкастера, калибра, дульной энергии, пробивного и останавливающего действия пули, кучности стрельбы, новаций в статье 222 УК РФ и прочее, прочее, прочее, эта модель может быть более близкой к идеалу, чем другие аналогичные!

Для переноски же оружия нужен будет «кейс» с кнопкой быстрого сброса. Если же, при этом рукоятку чемодана закрепить на оружии, то при быстром сбросе корпуса «кейса» оружие остается в руках у пользователя, приклад самовыдвигается, придавая оружию разрешенный Законом габарит, и Вы, передернув затвор, готовы к отражению агрессии. Единственное чего нужно будет добиться, так это закрепленного в Законе права на ношение оружия, в интересах самообороны подготовленного к стрельбе, т.е. с присоединенным магазином, но без патрона в патроннике, при безусловном обеспечении режима скрытого ношения оружия (!).

2) Теперь об образце оружия, которое может составить конкуренцию «Сайге». Имеется в виду револьверное ружье МЦ–255. Основное достоинство револьверной схемы общеизвестно – безопасное хранение заряженного и готового и немедленному использованию оружия не ограниченное по продолжительности время.

Сначала немного общих сведений. Автор МЦ-255, ведущий конструктор – Владимир Иванович Серегин. В создании и отработке ружья принимали участие и другие работники ЦКИБа: Б.А. Борзов, В.В. Головкин, С.В. Зотов и А.Н. Невижин. В 1993 году было сделано первое опытное ружье 32 калибра. Ружье получилось достаточно простым, деталей в нем почти в два раза меньше (всего 57 деталей), чем в обычном полуавтомате и скорострельным. Пять не прицельных выстрелов можно произвести за 2,5 – 3 секунды. Конструкция ружья защищена несколькими патентами.

Прицельные приспособления открытые, есть «ласточкин хвост» для установки оптических либо колиматорных прицелов. Ударно-спусковой механизм курковый, двойного действия, собран на отделяемом основании, что облегчает уход за ружьем. Отдельного предохранителя нет, но для предотвращения, не санкционированного выстрела, есть разобщитель. Выстрел возможен только при полностью выжатом спусковом крючке. В случае непреднамеренного удара по спице курка, накол капсюля не произойдет, сработает разобщитель. То же самое произойдет и при случайном срыве не взведенного полностью курка, разобщитель предотвратит удар по бойку. Несколько смущает тугой спуск самовзводом – 6 килограммов. Отвыкли мы от наганов. Однако, с предварительным взведением курка, усилие спуска гарантируется в пределах 2 – 2,5 кг, что вполне приемлемо. (*) В отличие от самозарядок, ружье весьма терпимо к качеству и мощности патронов, можно стрелять как стандартными патронами, так и с полузарядами, и патронами, снаряженными резиновыми пулями и (или) картечью.

* Примечание. С избыточным усилием на спусковом крючке револьверных образцов можно «бороться», например, с помощью скобы Генри. Этот конструктивный элемент может взводить курок, проворачивать барабан и «поджимать» его к казенному срезу ствола (по аналогии с наганом) для обеспечения обтюрации в момент выстрела. Хотя я готов утверждать, что в стрессовой ситуации даже относительно слабосильная женщина не ощутит неудобств при нажатии столь «тяжёлого» спуска.

В прайс листе производителя  указано, что существуют образцы .410, 32, 20 и 12 калибров, длина стволов 560 мм или 670 мм, вес ружья без патронов 2,2 кг / 3,0 кг / 3,2 кг. Также сообщалось, что в будущем планируется удлинить барабан на 5 – 7 мм, для возможного использования патронов класса Магнум с длиной гильзы 76 мм. Есть в планах производителя ружье и 16 калибра, а также образец (разных калибров) со складным прикладом.

Некоторые характеристики ружья 20 калибра:

*Длина общая – 910 мм;

*Длина камор в барабане (патронников) – 70 мм;

*Длина ствола – 560 мм;

*Высота – 190 мм;

*Ширина – 55 мм;

*Емкость барабана – 5 шт.;

*Масса без патронов – 2,9 кг.

Ну а теперь вернёмся к нашим «самооборонным» вопросам. Если удастся довести общую длину ружья до 805-810 мм (без учета резинового затыльника на торце приклада) с тем, чтобы иметь возможность развернуться и в метровом коридоре «хрущевки», да установить рычаг, который будет проворачивать барабан с целью установить напротив канала ствола определенную камору, в которой всегда в домашних условиях будет находиться патрон с резиновой пулей или картечью (на охоте это может быть пулевой патрон), да пометить 1-2 каморы глубокой гравировкой, чтобы не перепутать где какой патрон и в темноте, да цена ружья будет сопоставима с Иж–43 К с 510 миллиметровыми стволами, тогда МЦ-255, может стать оружием самообороны, в домашних условиях или на даче, близким к идеалу.

При этом вполне возможен и образец комбинированного типа. Это можно сделать, если жестко «спарить», в вертикальной плоскости рамку МЦ-255 и рамку еще одного длинноствольного нарезного пятизарядного револьвера под пулевые патроны (5 ружейных патронов + 5 нарезных = 10, все в рамках Закона). Пулевую подсистему можно расположить и сверху, по «перевернутой» схеме А.Б. Жука (об этом образце будет упомянуто ниже). Спусковые крючки обоих подсистем должны находиться в общей спусковой скобе, как у обычных двустволок. Что же касается патронов к нарезному «стволу», то за ними не должно быть «тени» термина/определения – боеприпас (т.е. патрон к оружию, состоящему на вооружении Государственных военизированных организаций). В принципе, для наших «самооборонных» целей, было бы достаточно и патрона калибром 7,62 мм Наган, но сам револьвер, а, следовательно, и его патрон, до настоящего времени официально не снят с вооружения (считается «боевым» оружием). Следовательно, опять будут споры и беззастенчивые запреты на владение гражданами «боевым» оружием. На мой взгляд, вполне подойдет патрон .357 Магнум. Дополнительным плюсом, в этом случае, будет то, что вполне возможно будет использовать и патрон .38 специальный. Этот патрон уже выпускается в Новосибирске, в двух исполнениях, пока что, а .357 Маг, готовится к производству. Поскольку оба патрона зарубежной разработки и тем более - револьверные, то под определение «боевые» они никак не подпадают. Для охоты же могут изготавливаться образцы под любые револьверные патроны и (или) ружейные, в соответствии с пожеланиями заказчика.

Нам же, для самообороны вне дома, может быть весьма интересен этот образец со складным прикладом - «бастард», как в гладкоствольном (двукалиберном), так и в комбинированном варианте.

Опираясь же на новации в статье 222 УК РФ, считаю более приемлемым именно двукалиберный гладкоствольный образец, например, .410/20 калибров, или 32/12 калибров, особенно если будут в продаже патроны, оптимизированные к уменьшенной длине ствола, естественно в стандартных гильзах (здесь я опираюсь на ассортимент табачных изделий, есть крепкие сорта («Магнумы»), есть стандартные, есть лёгкие и супер лёгкие). Малые калибры предназначены для пулевой стрельбы, а большие для дроби/картечи.

Конечно, подобное оружие можно изготовить и по перевернутой револьверной схеме, предложенной А.Б. Жуком, что дает существенный выигрыш в длине ствола. Есть и весьма интересная конструкция, предложенная А. Бирюковым – образец «Куница» (см. журнал «Оружие» №10, 2003 год, стр. 40-44). И в этом образце, как и в «Марс», с нижним расположением ствола малого калибра (например, для нарезной подсистемы), но в отличие от иных схем, роль оси барабана под патроны малого калибра играет ствол большого калибра (дробовой). Безусловно, такая схема, по сравнению с выше предложенной, дает существенный выигрыш в длине обеих стволов, что, конечно же, положительно влияет и на баланс оружия и на эффективность. Вот только каким будет диаметр 9-ти местного барабана под патроны .410 или 32 калибров, при 20 или 12 калибре осевого ствола? Не будет ли он излишне громоздким? А так все в руках производителей и приоритетах потребителей.

Вот это было бы оружие самообороны, превосходящее по всем показателям подавляющее большинство образцов оружия. В сочетании со складным (выдвижным?) прикладом, «кейсом» быстрого доступа, заблаговременно установленной оптикой и ЛЦУ, отсутствия требований к револьверу о том, что в патроннике не должно быть патрона, большей доступностью гладкоствольного оружия гражданам, по сравнению с нарезным (комбинированным), и прочая, прочая, прочая – револьверный гладкоствольный образец можно было бы считать практически идеальным оружием самообороны в сегодняшних условиях!

 

II Нарезное оружие бастардового типа.

О состоящем на вооружении бастарде АКС–74У уже говорилось.

1) Теперь хотелось бы упомянуть еще один образец, весьма необычный для нашей легальной оружейной культуры. На базе «ТОЗ-106» разработан, но пока не выпускается нарезной вариант короткоствольного карабина, под патрон 7,62х51 мм (ТОЗ–110) с магазинами на 5-10 патронов. То-то грохоту будет! Еще понятна была бы разработка образца под патроны 9х39 мм (о них ниже), поскольку оптимальная длина разгонной части канала ствола под эти боеприпасы равна 130 мм, что более соответствует длине ствола «тозика». Вполне допустимо использование и патронов 5,45х40 мм (и о них ниже), поскольку их тоже специально создавали под «короткий ствол» к ТП–82. Так же вполне возможно применение мощных пистолетных и револьверных патронов. Весьма желательно и перенесение рукоятки затвора на левую сторону, что будет способствовать удобству пользования оружием для левшей, которых, по статистике, около 20%.

В подтверждение данного тезиса можно привести много образцов подобного оружия, выпускаемого многими производителями оружия. Достаточно полистать любой оружейный каталог, чтобы убедиться в этом. Большим плюсом модернизированного «ТОЗ-110», по сравнению с зарубежными аналогами, будет многозарядность и складной плечевой упор, поскольку «западники» не имеют съемных или складных прикладов и, как правило, однозарядные.

Ну а теперь посмотрим, что из нарезного оружия бастардового типа есть на гражданском рынке.

2) На базе автомата Калашникова сотой серии производятся и продаются малогабаритные нарезные самозарядные карабины (тактические?). Нам может быть интересен вариант на базе АК–104 («Сайга МК–03»), под «народный» (потому что дешевле других) патрон 7,62х39 мм. Габариты его 586/824 мм вполне приемлемы, хотя, ежели поставить приклад от СВД-С длиной 260 мм (ну не нравится мне штатный приклад, не нравится, раздражает), можно, оставаясь в рамках Закона, уменьшить длину изделия в сложенном состоянии еще на 40 мм. Кучность стрельбы (до 100-200 метров) не пострадает, не в последнюю очередь, за счет более комфортабельного приклада, а перевозка/транспортировка, станет еще более комфортной (кинул в сумку, да и поехал «транспортировать» оружие с места на место).

Всем хорош образец, НО. Отсутствие конкуренции, как всегда, отрицательно влияет на качество выпускаемого оружия широкого разбора. Поэтому считаю, что то же самое можно сделать и в Туле на базе АКС-74У, где он и производится (там же из него делают и массогабаритный макет), слегка удлинив ствол, а так же и в Коврове, на базе их автомата АЕК, но уже немного укоротив его, хотя и у них есть вариант малогабаритного автомата – «Тис».

Конечно, можно кое-что и получше сделать. Например, образец оружия высокого разбора.

Перспектива. Аналогичное оружие можно сделать и на базе карабина «Тигр», со складным прикладом (он же – «СВД-С»), под тот же патрон образца 1943 года. Все-таки снайперская винтовка, значит, кучность изначально должна быть выше, чем у «Сайги». У «Тигра» ствольная коробка стальная литая, ее под этот патрон можно уменьшить, следовательно, и облегчить. Да и фрезерованная из паковки, она будет полегче, чем литая. Если же вместо стали использовать особо прочный алюминиевый сплав (с добавление скандия?), а приклад сделать из титановых сплавов, то в результате «сухой» вес карабина не будет превышать 2,7-2,9 кг. Можно и ствол установить «углепластиковый», типа Carbon One. Ствол обтачивается или сразу изготавливается в виде тонкостенного леера, а потом помещается в кожух из углепластикового волокна и эпоксидной смолы (в России есть уникальные технологии работы с пластиком, превышающие американские), при этом вес карабина еще снизится (такой ствол может быть в 4,5 легче, чем стальной!). Вот и получился бы малогабаритный карабин высокого разбора - «МиниДРАГУНОВ – Люкс». Правда, если отвлечься от необходимости экономить деньги на приобретаемых патронах, то можно вспомнить промежуточный патрон, который по своим характеристикам лучше, чем 5,45х39 мм, 5,56х45 мм, 5,6х39 мм, 7,62х33 мм и 7,62х39 мм. Это английский патрон послевоенной разработки .280 Enfield (7х43 мм), оружие под который так и не было поставлено на вооружение в Англии под давлением США. Однако сейчас американцы одумались и выпускают его аналог - 6,8 mm Remington SPC (6,8х43 мм). По кучности и эффективности он превосходит все упомянутые промежуточные патроны.

Примечание. Как бы я ни относился (отрицательно!) к конструкции Юджина Стоунера, вынужден констатировать, что даже из этой системы некоторые оружейные мастера, или малые предприятия в США, умудряются делать весьма приличное целевое оружие. В своё время меня поразила качественная составляющая карабина UT-15. Urban Tactical – тактический карабин для боя в городе, разработанный Билом Уилсоном на базе конструкции винтовок АР-15/М-16  под тот же, штатный патрон - 5,56х45 мм и выпускаемый, практически «с нуля», его фирмой - «Wilson Combat». В отличие от карабинов других производителей, «сухой» вес UT-15 с 406 мм стволом, не превышает 2,9 кг, а УСМ доведен до уровня целевой винтовки. Дорого конечно, но исполнение безупречное. Ну а компания Bushmaster пошла еще дальше и выпустила карабин «Леди» на базе винтовок АР-15/М-16, со ствольной коробкой из пластика и весом вообще 1,77 кг (без магазина). Правда, о кучности стрельбы и об импульсе отдачи - не сообщалось. В Европе тоже делают тюнинговые образцы на базе М-16, но далее обвеса «примочками» дело, обычно, не идет. Исключением является фирма Хеклер-Кох, которая предложила вариант оружия семейства АР-15/М-16 с заменой стоунеровского газоотвода в ствольную коробку, своим газовым двигателем с коротким ходом поршня. Но это исключение из правил.

 Мы же, имея отличные системы, вынуждены вообще довольствоваться украшательством внешнего вида, который только и могут делать «придворные фирмы» предприятий - производителей оружия. Ни о какой серьёзной «доводке» оружия и, тем более, об использовании высоких технологий и речи то не идёт.

Небольшое резюме. Что меня останавливает рекомендовать нарезные образцы под выше указанные патроны (и мощнее) в качестве оружия самообороны, так это избыточное, на мой взгляд, пробивное действие пули на «пистолетной» дистанции (5-7 метров) применения. По моему мнению, оружие даже под промежуточные патроны (не говоря уже о винтовочных!) – это тактические карабины для стрельбы не менее чем на дистанции 100 – 300 метров, а никак не в упор. Если уж пробивное действие пули патрона 7,62х25 мм (на этой короткой дистанции), выпущенной из пистолета ТТ, стало притчей во языцех, то что говорить о том же действии оболочечной пули охотничьего патрона 7,62х39 мм (с дульной энергией порядка 2300 Дж) и иных аналогичных? Ну ладно, при коротком стволе энергия будет меньше, но намного ли?

На столь короткой дистанции она (пуля) сможет пробить двух стоящих рядом людей и полетит «искать третьего». И если не за второго, то вот за этого – третьего, точно «посадят», он то уж точно ни при чем. И будет «мучительно горько» года два, а то и больше, в местах не столь уж и отдалённых, что промахнулся, или взял оружие под излишне мощный патрон, либо пуля была с большим пробивным действием в ущерб её, пули, останавливающему действию, либо она срикошетила и полетела вообще невесть куда и кого-то там «зацепила».

Если Вы всё-таки уже решили использовать нарезной карабин для самообороны, то озаботьтесь и приобретением соответствующих патронов с останавливающим действием пули (ОДП) не менее 80-85% на короткой дистанции (пусть и в ущерб «целкости» на большей дистанции). В качестве примера. В оружии под патрон 5,45х39 мм может использоваться и патрон 5,45х40 мм (СН-П). Так вот, пуля этого патрона («НР») создает зону поражения в 8-10 раз больше (и без «излишеств» по пробивному действию), чем оболочечная пуля спортивного патрона 5,45х39 со свинцовым сердечником, не говоря уже о действии пули обычного армейского патрона, например - 7Н6. Аналогичные пули есть и к патронам 7,62х39 мм. Есть патроны и с уменьшенной дульной энергией, например 57-Н-231У с дульной энергией пули 539,9-605,4 Дж, при её (пули) весе 12,58-12,60 грамм (по ТУ). К тому же эта пуля за счет экспансивной полости под оболочкой в головной части (но без сквозного отверстия, которое присутствует в пулях «НР») имеет смещенный к хвостовой части центр тяжести, поэтому весьма эффективна. Патрон с уменьшенной дульной энергией пули и аналогичной её, пули, конструкцией, есть и в калибре 5,45х39 мм (7У1). НО – их же нет в продаже! А жаль. Для самообороны это были бы самые «правильные» патроны! Если для обеспечения самозарядного режима работы карабина при этих патронах (с уменьшенной энергетикой) потребуется установить на газоотводном механизме дополнительное устройство, значит необходимо будет это сделать.

Поэтому - осторожность, и еще раз осторожность, и при выборе оружия, и при выборе патронов к нему, и, особенно, при применении оружия! Поражение посторонних граждан, это, как минимум, нанесение ущерба третьим лицам, либо – убийство, совершенное по неосторожности (см. уже упомянутые статьи УК РФ: статья 109 и статья 118).

 

****Специализированное оружие бастардового типа.

1) Разработан весьма интересный гладкоствольный, так называемый «штурмовой», самовзводный пистолет «Леопард», 12 (охотничьего) калибра с длиной патронника 70 мм (автор И.А. Скрылев), с блоком из 4 стволов («дерринжер») по типу пистолета Ланкастера. В оружии могут быть использованы патроны этого калибра в любом снаряжении: пулевые, картечные, дробовые, сигнальные, газовые, маркерные, а так же с пластиковыми и резиновыми поражающими элементами не летального воздействия.

Идея разработки подобного оружия заключалась в том, что это оружие становится особенно необходимым в тех местах, в которых применение обычного стрелкового оружия может привести к непоправимым результатам. Например, при нейтрализации террористов в салоне авиалайнеров, находящихся в воздухе, на подводной лодке или в реакторном зале АЭС. Либо когда преступника необходимо взять живым и, по возможности, «целым», либо, например, при освобождении заложников. Тем более учитывая скоротечность огневых контактов подобных операций, когда участники успевают сделать не более 2-3 прицельных выстрелов.

В техническом же плане схема оружия с линейным перемещением затвора имеет такой общий недостаток, как габарит ствольной коробки, которая не может быть меньше системы «затвор + патрон». Эта схема имеет и конструктивную ненадежность - тот же перекос патрона, а так же несрабатывание выбрасывателя, что приводит к задержке при стрельбе.

Особенности конструкции ПС «Леопард» (ПС - пистолет Скрылева). У каждого ствола свой боек. Ударник поворотный, который при взведении курка проворачивается и наносит удары по бойкам по очереди, т.е. принцип почти как в револьвере, только вращается не барабан, а ударник. Спусковой механизм допускает использования зарядов в любой последовательности.

При выстреле происходит откат блока стволов на 20 мм, после чего вступает в действие амортизатор отката. Полный ход откатных частей составляет 25 мм. Кроме увеличения скорострельности (в принципе, возможна стрельба очередями, в том числе и фиксированной длины), принцип отката уменьшает отдачу, что так же способствует точности стрельбы. Запирание блока стволов осуществляется верхней защелкой, которая имеет автоматическую блокировку курка и, если стволы не закрыты полностью, выстрел невозможен.

Вполне возможна установка одного, двух или четырех вкладных, нарезных стволиков под любые патроны.

Пистолет имеет ручной предохранитель, который расположен перед курком, что создает определенные удобства пользования оружием, так как снятие с предохранителя и взведение курка осуществляется одним движением пальца. На рукоятке расположен автоматический предохранитель, который выключается при обхвате рукояти ладонью. Патроны располагаются в обоймах по 4 штуки - это решение позволяет увеличить практическую скорострельность.

К пистолету может пристыковываться приклад, который имеет регулируемую длину и два гнезда под запасные обоймы. Передняя пистолетная рукоятка, в которой также располагается запасная обойма, может крепиться к блоку стволов вместо цевья. Съемные дульные устройства типа чок, раструб или дульный тормоз - компенсатор. Возможна установка лазерного целеуказателя или фонаря.

Некоторые характеристики пистолета:

*Общая длина 310 мм;

*Длина стволов 250 мм;

*Ширина 46 мм;

*Высота 160 мм;

*Вес 2,2 кг;

*Скорострельность до 20 выстрелов в минуту.

ПС «Леопард» предлагался для вооружения спецподразделений, но пока не принят, хотя возможность использования столь широкой гаммы боеприпасов придает оружию беспрециндентную тактическую гибкость.

Как гражданское оружие он также пока не предлагается.

При сравнении ПС «Леопард» с аналогичными по назначению зарубежными образцами, например, с помповыми пистолетами 12 калибра фирмы «ОФ Моссберг» «Уитнес Протекшн 590», имеющего подствольный магазин на 4 патрона (плюс один в ствол) и габаритные размеры  622 мм при 317 мм длине ствола; и «Экзекьютив Протекшн 590», который известен еще и как «Эскорт», имеющий магазин на 2 патрона (плюс один в ствол), длину 419 мм при стволе 178 мм (есть подобные образцы и других производителей оружия), можно сказать следующее. При равном, или меньшем, боекомплекте пистолеты отличаются большими габаритами и массой. Даже наиболее «миниатюрный» «Эскорт» и тяжелее, и длиннее «Леопарда».

Обе вышеуказанные модели могут иметь пламегаситель и глушитель, но эти устройства создают дополнительные трудности в пользовании оружием, особенно при использовании дробовых патронов. Заряженное оружие с патроном в стволе становится небезопасным при хранении и ношении, даже с постановкой оружия на предохранитель. Снаряжение магазина помповых пистолетов происходит по одному патрону, у «Леопарда», как уже было сказано, обоймой, следовательно, практическая скорострельность, даже без автоматического режима ведения огня, выше.

При сравнении длины ствола также заметно преимущество «Леопарда». Из общей длины отнимаем длину патронника (70 мм) и получаем реальную длину разгонной части канала ствола в ПС, равную 180 мм. У «Моссберга», отнимая 76 мм, получаем 241 мм и 102 мм, соответственно.

 2) Еще один образец оружия аналогичного назначения - «Протекта», разработка фирмы «Асерма Ману Фэкчуринг», ЮАР. Также 12 калибра, выпускается в 3-х типоразмерах, но мы рассмотрим модель бастардового типа:

 «Протекта Бульдог»

* масса без патронов (кг)     -  3,3;

* длина (мм)                           - 375;

* длина  ствола (мм)              - 170;

* ширина (мм)                        - 145;

* высота (мм)                          - 165;

* вместимость барабана (шт.) – 12.

Примечание. Остальные модели различаются только длинной ствола, наличием складного приклада и весом.

Резюме.

При сравнении «Леопарда» с «Протектой Бульдогом» также заметны преимущества «Леопарда». Поскольку «Протекты» имеют 12 - зарядный револьверный магазин с большими поперечными размерами, то это создает затруднение в использовании оружия при проведении специальных операций. Боевая скорострельность одна и та же, но у «Леопарда» есть преимущество по быстрой смене боеприпаса.

Достоинства «Леопарда» очевидны: надежность и безопасность пользования, эффективность же сопоставима с пистолетом-пулеметом.

Сравнивая ПС с вышеуказанным «ТОЗ-106» можно отметить, что «Леопард» выгодно отличается и от «тозика». Блок из четырех стволов имеет тот же боеком

ign="left">Если наши оружейники не хотят сделать ничего подобного, то можно заказать такое оружие в штатах, «подогнав» его габариты (за счет удлинения приклада) под отечественный Закон, сертифицировать вместе с патронами, ну и пользоваться. Впрочем, это проблемы будущего.

Нечто подобное выпускается и в Италии. Компания «Беретта» выпускает карабин СХ4 под патроны 9х19, 9х21, .40 и .45 калибров. Поскольку у нас с Италией наиболее благоприятные межгосударственные отношения, то и вопрос о поставках карабина в Россию (после сертификации, естественно) может быть решен положительно и без особых проволочек.

Из отечественных разработок можно остановиться на снайперской винтовке под патрон 9х39 мм, 6П29 - «Винторез» (разработка ЦНИИТОЧМАШ). У ВСС (и автомата специального АС, и у «шумного» «Вихря») ствольная коробка, фрезерованная из паковки (при этом есть приемник магазина, выфрезерованный из той же заготовки) и вес до 2,5 кг. Причем это с учетом интегрированного глушителя, который будет снят, следовательно, вес карабина снизится. На автомате АС приклад складывается в бок, впрочем, он не отличается особой эргономичностью, необходимо его будет доработать и установить подщёчник. Еще в 1996 году конструктор системы П.И. Сердюков, в личном письме к автору этой статьи сообщил, что переделка оружия под патрон 7,62х39 мм (гражданский вариант) вполне возможна, тем более что изначальный вариант и разрабатывался под этот патрон. Хотя, на взгляд автора, лучше будет всё-таки девятимиллиметровый гражданский образец. Для этого необходимо истинный калибр пули патронов СП-5 (7Н8) уменьшить с 9,27 (-0,05) мм до 9,02 (-0,03) мм, увеличить навеску пороха, оптимизируя патрон к увеличенной длине ствола, поскольку она (длина ствола оружия под патрон СП-5) не должна превышать 130 мм, а нам, гражданам, такой малогабаритный образец, в соответствии с Законом, недоступен. Вес пули со свинцовым сердечником оставим без изменений (16,2 гр.). Ну а дульной энергии пули 649,8-704,9 Дж (по ТУ) для самообороны вполне достаточно. То есть, получится весьма эффективный, так называемый – короткобойный образец.

Исходя из необходимости обеспечить конкуренцию, можно утверждать, что и у этого образца может быть конкурент. Это разработанный тульским КБП автомат под тот же патрон 9х39 мм, а именно А-91.

Но и у этих образцов может быть свой конкурент.

Интересный образец короткоствольного «охотничьего» карабина «Гепард-КО» разработан Санкт-Петербургской оружейной компанией «РЕКС» на базе своей же инициативной разработки, пистолета-пулемета «Гепард» ПП–СШС (авторы Ситов, Шевченко, Ситников). Карабин создан под вновь разработанные патроны 9х30 мм (дульная энергией 6,5 граммовой пули (по ТУ) от 1155,6 до 1218,6 Дж - такая энергия при калибре 9 мм для целей самообороны, по моему мнению, еще вполне приемлема. Для дистанции более 50 метров, либо для стрельбы на короткой дистанции, следует внимательнее отнестись к останавливающему действию пули 6,5х30 мм. Правда, для целей самообороны можно было бы выпускать карабин и под патроны 10 Auto либо .45АСР.

Открытые прицельные приспособления регулируемые. Приклад складной, ставит оружие на автоматический предохранитель в сложенном состоянии, а для того чтобы вписаться в оговоренные Законом 800 мм, приклад выполнен с наплечником. В рукоятку удержания карабина, располагающуюся в центре масс образца, могут вставляться 2 магазина, каждый на 10 патронов. Именно это обстоятельство и послужило одной из основных причин в отказе сертифицировать образец в качестве гражданского оружия (да и зачем гражданам столь эффективный и компактный образец оружия (?), было спрошено у авторов).

Достоинствами являются: компактность, малая масса, удобство удержания одной рукой, безопасность в использовании (есть автоматический предохранитель на спусковом крючке), удобен при переноске на подмышечном ремне либо в «кейсе», высокая готовность к мгновенному применению. Некоторые характеристики образца:

*длина карабина - 505/805 мм;

*длина ствола - 325 мм;

*масса с магазином без патронов - 2,4 кг;

*прицельная дальность стрельбы - до 300 метров;

*начальная скорость пули - 600 м/с (9 мм) или 800 м/с (6,5 мм);

*емкость магазина – 10 патронов;

*кучность стрельбы на 100 метров – 50 мм.

Для удобства пользования карабином желательно перенесение рукоятки взведения затвора на левую сторону, под газоотводный механизм, причем рукоятка должна быть складной и оставаться неподвижной при стрельбе, а приклад должен складываться на правую сторону ствольной коробки (если позволит импульс отдачи, то можно и выдвижной плечевой упор поставить). Как вариант, вполне возможно механизм взведения затвора сделать по типу установленного на винтовке М–16. Необходимо предусмотреть и механизм селективности питания, то есть возможность смены патронов с разным типом пули, снаряженных каждый в свой пятизарядный магазин, в процессе стрельбы. Для повышения точности ведения огня необходимо предусмотреть возможность установки и колиматорного прицела. Ствольную коробку можно изготовить из прочного пластика (заодно с рукояткой удержания оружия), да и дизайн оружия требует доработки.

Подобное оружие можно изготавливать и на базе других образцов пистолетов-пулеметов: ОЦ–22; ПП–93; СР-2 «Вереск», но, на мой взгляд, наиболее подходит пистолет-пулемет АЕК 919К «Каштан» (М), разработка Ковровского механического завода, поскольку он уже имеет выдвижной приклад.

Нарезные образцы можно сделать и в комбинированном варианте (с подствольником).

В конце то концов, за свои деньги, потребитель должен получить возможность выбора.

 

Часть 4. Завершающая.

В случае, если Власти так и не сочтут возможным для себя утвердить ПРАВО граждан на самооборону с применением револьверов и пистолетов (а это, по всей видимости, так и будет), или как-либо ограничат распространение короткоствольного нарезного оружия, «Бастарды» могут компенсировать (до определенной степени) недостаток малогабаритного оружия в «экологической нише» оружия самообороны.

Можно так же утверждать, что при оздоровлении криминальной обстановки массогабабитные характеристики «Бастардов» будут препятствовать массовому и постоянному ношению этого оружия гражданами. Но и сама теоретическая возможность наличия эффективного оружия у любого прохожего является сдерживающим фактором при взаимоотношениях в гражданском обществе.

 

 Член Ассоциации оружиеведов «Арсеналъ», Эксперт Стрелкового клуба «Сайга» ПОЛОЗОВ Валерий Петрович.

 

Статья опубликована с сокращениями (только политико-правовая часть) в газете «Пять охот», №1, 2003 год, стр. 3, а также является главой книги В.П. Полозова «Оружие в гражданском обществе».


Информация © 2000-2007
Все права защищены. Правила

разработка дизайна, дизайн студии москвы - студия АВИМ

Контакты

Телефон: 8-916-681-50-13
Эл. почта: info@saiga.ru, rafferty@mtu-net.ru